Онлайн

 1

Пушка выстрелила, разорвав привязанного к стволу человека. Бесформенный кусок плоти — мешанина кишок и мышечной ткани — растёкся по оконному стеклу. Глядя на это жуткое зрелище, сидящие в кафетерии захохотали. Эхом хлопнула бутылка шампанского, пенная жидкость разлилась по бокалам. И только Хью Майлз поморщился и пересел за соседний стул, чтобы не видеть окровавленного окна. Хью нравилась его работа, но весь этот сопутствующий антураж порядком раздражал.

Сегодня в комплексе отдыха было непривычно много людей, что тоже беспокоило привыкшего к уединению компьютерщика. Группа вернувшихся с рейда коммандос играла в бильярд, распространяя вокруг запах пота и крепкий перегар. Деловито работали ложками палачи. За барной стойкой клевал носом пожилой ассасин, один из немногих местных в их пестром коллективе. Чем он занимался большую часть времени, никто толком не знал, но Хью еще ни разу не видел его трезвым.

Ну а большую часть своего войска Повелитель надёргал из других миров: наемники с родной Майлзу Земли, киборги с какой-то безумной технократичной планеты, продукты биологических модификаций с Дендрария. Все привыкли к тому, что босс много путешествует между мирами и постоянно привозит сувениры вроде систем реактивного огня или плотоядных кабанов размером с дом. Ничего не поделаешь, идёт война, которую они, к тому же, с треском проигрывают.

Хью посмотрел на висящие под потолком часы: стрелки показывали начало двенадцатого. Значит, сейчас все-таки утро. В отличие от живущих по расписанию соратников, Хью работал и спал, когда придётся. И даже не всегда понимал, завтракает он или уже ужинает. Слишком сложным было дело, которое он взвалил на себя в этой цитадели безумия. Сложным и важным. Любимым.

В тарелке Хью остывала аппетитная яичница с хрустящим, хорошо прожаренным беконом. Рядом дымился в кружке кофе, чей запах сводил компьютерщика с ума. Бесспорно, в работе на темного властелина уйма недостатков, но здешний кофе много лучше, чем в Калифорнии, и это искупало многое. Хью откинулся на спинку стула и с наслаждением попробовал черную жидкость. Без молока, без сахара, без корицы. Хью любил кофе именно в его первобытной, горькой ипостаси. И крепкий — чтобы от кофеина срывало крышу.

Знакомый стук каблуков оторвал парня от завтрака. Покачивая бёдрами, в зал вошла старший дознаватель Мара. Чёрные высокие сапоги с серебряными застежками, кожаные штаны, обтягивающие длинные стройные ноги. Черный жилет, подчеркивающий талию. Перевязь с кинжалом. Кнут на поясе. Хью украдкой наблюдал за ней, прячась от холодных и внимательных тёмных глаз за чашкой.

Похоже, девушка кого-то искала. Встревоженно обведя взглядом кафетерий, она взяла поднос и подошла к синтезатору пищи. Хью продолжал украдкой подсматривать за ней. Немного подумав у терминала, Мара заказала свой обычный набор: стейк с кровью, большую миску салата и молочный коктейль с игриво закрученной трубочкой. Прогремев каблуками по кафелю, она села за свободный стол в центре зала и начала есть в одиночестве. Никто из отдыхающих коммандос не подсел к ней. Как всегда.

Хью тоже вернулся к трапезе, не спеша прикончив остатки яичницы. После чего медленно допил кофе, смакуя его горечь с легким миндальным послевкусием. Игроки в бильярд к этому времени уже покинули зал. Да и большинство столов опустело. Хью с наслаждением потянулся и принялся размышлять о предстоящей работе. Которой было немало: туповатый командир десантников Краз опять запустил вирус во внутреннюю сеть, угробив систему видеонаблюдения.

— Хью? Так это ты Хью Майлз? — К нему подошла Мара. Палец с безупречным черным маникюром коснулся беджа Хью.

— Специалист по сетевой безопасности? Что это вообще такое? И почему я тебя раньше не замечала? Это твоя служебная записка у меня на столе? — Вопросы она задавала ровным голосом, таким же, каким, наверное, допрашивала бедолаг на допросах. Но скорость, с которой женщина вываливала их на Майлза, выдавала её волнение.

— Эм… — Хью вскочил и замялся, стараясь не утонуть глазами в глубоком декольте. — Да. В смысле, это я. И моя служебка.

— Хорошо. И какого чёрта ты от меня хочешь?

— О, — глаза Хью загорелись, — мы строим Интернет вещей! Все предметы крепости будут онлайн! Оружие, броня, автомобили, камеры, ключи доступа. Всё будет контролироваться Системой, мы будем видеть их на карте, в некоторых случаях даже управлять ими…

— И причём тут мой кнут?

— В кнут мы встроим специальный датчик. И в твой наградной кинжал тоже, кстати. Через них мы сможем отследить тебя, и…

— Хренушки, — в глазах Мары зажглись нехорошие огоньки. — Я тебя вспомнила, ты тот парень, что возится с компами, только побрился.

— Ты путаешь меня с нашим сисадмином, который недавно погиб…

— Неважно. Я тебе ничего не дам. И ещё, — тут девушка шагнула к Хью, оказавшись совсем рядом, — вот тебе задание. Проследи, чтобы и в моей броне не было никаких… что вы там ставите. Понял? Иначе познакомишься с моим кнутом. И это будет совсем не так, как ты представляешь себе по вечерам.

Улыбка сползла с лица Майлза.

— Мара… — начал Хью неуверенно, ероша короткие волосы вспотевшей ладонью. Но увидев собственное отражение в насмешливых черных зрачках, собрался с духом. Мало кто относится к нему серьёзно в этих стенах, хотя его работа — это последний шанс для крепости выжить. Да и чёрт бы с этими идиотами! Но ведь и Система никогда не запустится, если всё время уступать.

— Мара, это делается не для тебя и твоё мнение меня не… интересует. Я спроектировал Систему и знаю, зачем она нужна. И сделаю так, как нужно. Эти чипы, — он ткнул пальцем в висящий на поясе девушки кнут, — покажут, где именно находятся твои игрушки. И если во время операции ты не выйдешь на связь, а датчик шлема будет на расстоянии десяти метров от твоего кнута, а оба они в трёх метрах от брони, мы будем знать, что тебя разорвало на куски. И не отправим солдат в засаду возле твоего тела. Это нужно для армии и будет сделано.

Мара внимательно посмотрела на него. Их взгляды встретились.

— А что-нибудь повеселее придумать не мог?

— Ну хочешь, — заставил себя улыбнуться Хью, хотя внутри у него всё ещё клокотало пламя, — я поставлю датчик в помаду. Так ты всегда будешь знать, где её забыла.

— Лучше вкрути его в тюбик с лубрикантом, — фыркнула она. — Узники жалуются.

Дверь позади Майлза поехала вниз. Кто-то ещё решил перекусить.

— Клеишь бабоньку, очкарик? — пробасил знакомый голос. К сожалению знакомый. Краз.

— Хью, у меня опять сломался компьютер. Требует денег за разблокировку, иначе что-то там удалит, я так и не понял, в чем там дело. Не доработал ты в прошлый раз, значит.

— Я доработал.

— Ты это брось, — двухметровый детина развернул эксперта к себе лицом. — Чтобы сегодня всё было чики-пуки, понял?

— Я знаю, где ты был и что смотрел, Краз. Знаю, где ты каждый раз цепляешь эту дрянь.

Пальцы, сжимавшие его плечо, ослабили хватку. Слегка.

— Специально для любознательных крыс я освоил простой фокус. Режим ин-ког-ни-то — слыхал о таком?

По лицу Хью пробежала злая усмешка.

— Да что ты знаешь о контроле за сетевыми соединениями? Все твои шалости, любитель школьных раздевалок, у меня на виду. И отчет Гордину готов. Ему твои развлечения до лампочки, но за вирусы в сети попадешь к Маре. Тут Хью вспомнил ходившие в курилке слухи и мстительно добавил: — Снова.

Мара многозначительно хмыкнула, отчего Краз сглотнул и машинально оправил помятую рубашку Майлза. Не говоря ни слова, десантник стремительно развернулся и ретировался за дверь. Когда стальной лист опустился за громилой, Хью выдохнул и протёр запотевшие от волнения очки. Две ссоры за день для человека его характера это слишком много.

— Ого, — в голосе Мары появились ранее незнакомые ему нотки. — Ого.

Она расстегнула перевязь и отдала кинжал вместе с ножнами. Вытащила кнут из петли на ремне и потянула рукоятью вперед.

— Смотри, не балуйся им, проказник. Это моя игрушка. Только моя.

 

0

Полностью прозрачный лифт — дитя симбиоза техники и магии — бесшумно поднимал Хью всё выше и выше, к вершине горы Кали, что возвышается над континентом Фатумия. Под его ногами стремительно уменьшались башни Крепости Рока, в которой он провёл уже четыре года не то пленником, не то администратором, не то демиургом нового мира.

Растаяли в дымке луга предгорий, на которых проклюнулись первые вышки сотовой связи. Потянулись километры камня, снега… и костей. Там, на самой вершине, его ждала встреча с Гордином, тёмным властелином гор, ночи и звёзд. Его боссом.

Должно быть тут, на заоблачной высоте, адски холодно. Но он как обычно поехал на встречу в любимой жёлтой рубашке в клетку и брюках. Отапливаемый лифт соединялся с узким герметичным коридором, поэтому ещё ни разу Хью не приходилось мёрзнуть на этой головокружительной высоте. Коридор привёл его ко входу в приземистую пирамиду, сложенную из железобетонных блоков, отделанных бурым гранитом. Над входом сияла огромная надпись: «Гордин». Майлз никогда не видел в Фатумии подобных зданий и потому подозревал, что пирамиду босс украл из какого-нибудь другого мира. Или, в крайнем случае, скопировал. Здесь, среди царства вечного льда и камня, эта постройка казалась совсем чужой. Чем-то временным и преходящим, ненадолго всплывшим на поверхность реальности и готовым в любой момент вновь отправиться на дно.

Тяжёлая входная дверь с сухим шелестом поехала вниз. Босс ждёт. Хью снова вспомнил о всех тех костях, лежащих на камнях. В пирамиду ведёт всего один ход, но по меньшей мере два выхода. Или даже три — если вспомнить о гастрономических пристрастиях самого Гордина. Когда-то Хью до чёртиков испугался, познакомившись со своим повелителем, который словно бы сошёл с экранов плохих кинофильмов и сериалов. Но с тех пор они, кажется, поладили. По крайней мере, парень очень на это надеялся.

Внутри не было окон, и только сотни свечей освещали церемониальные залы, статуи и жертвенники. Великий вампир Владислав Бремович Гордин, чьи чёрные крылья распростерлись над миром, не любил солнечный свет. В ожидании, пока Хью подойдёт к нему, он сидел в полумраке, прислонившись к огромному роскошному гробу из чёрного дерева и золота. И что-то сосредоточенно читал с экрана планшета — должно быть, один из отчётов Хью. Экран гаджета освещал узкое лицо, бледную кожу и зачёсанные назад длинные волосы. Владислав отрастил их после того, как Майлз закачал в его планшет несколько «вампирских» фильмов с Земли. И до сих пор Хью не мог привыкнуть к тому, что босс больше не лыс. Зеленоватые глаза вампира уставились на вошедшего.

— Хью. Как продвигается твоя работа? На какой ты стадии?

— Интернет вещей, босс. Технически всё готово, но есть проблемы со стандартами и шифрованием. Система не видит часть предметов, плохо работает геолокация — без спутников тяжело. И если противник наймёт на Земле команду хакеров…

— Никого они не наймут, Хью, — оборвал Гордин. — Они не знают, как ходить между мирами… да им и не нужно. Мятежники прекрасно справляются и без твоих техноштучек. Мы привозили оружие и наёмников из десятков миров, а они молились и совершенствовали светлую магию. И вчера снова разбили нас. Их крестовому походу не нужны чудеса других планет, они и так теснят нас к горе. Разбирайся с вещами, а на безопасность наплюй. Нам нужно контрнаступление, чтобы отбросить святош хотя бы в Долину. Поторопись, мой теплокровный дружок. Поторопись. Я начинаю жалеть, что отыскал тебя в той зловонной дыре.

Хью сглотнул. Он надеялся, что у него будет больше времени, но последние сводки с фронтов не радовали. А ведь так хотелось сделать всё хорошо…

— Окей, босс. Завтра я получу последние куски кода от фрилансеров из Китая. С ними Система будет работать более-менее стабильно. Если, конечно, какой-нибудь кретин из десанта снова не пролезет в земной Интернет и не нахватается вирусов.

— Отключи им до контрудара, но потом верни назад. Пусть развлекаются. Безопасность компьютерных потрохов это твой долг. А их долг — быть в тонусе, злыми и раскрепощенными. И хотя бы с этим твой Интернет справляется хорошо.

— Знали бы Вы, что они там смотрят, босс…

— Даже не начинай, — вампир выставил перед ним ладонь, — это последнее, что я хочу знать. Лучше скажи, не слишком ли опасно доверять Систему людям с твоей планеты? Пусть они пишут — что там они пишут? Код? — по частям. Но ведь они могут общаться между собой? Не хочу, чтобы о нас узнали до срока. Может, пора устроить там кровавую заварушку. А то и вовсе выжечь всю твою планету дотла. Что скажешь, Майлз? — Гордин бросил на подчинённого лукавый взгляд.

Хью пожал плечами. За короткую земную жизнь он мало что успел повидать. Школа, колледж, работа в офисе, работа дома. Арест за взлом базы данных работодателя, тюрьма. Потом Крепость Рока на этой странной планете. Он не знал, что представляет собой его мир, и ничего не чувствовал к нему. Хотя людей всё-таки жалко. По крайней мере, всех и сразу — точно жалко. Он обеспокоенно посмотрел на босса.

— Ладно, вернёмся к этому позже, — вампир довольно улыбнулся, обнажив острые клыки. — Если бы ты знал, что это такое: нести зло из мира в мир, бескорыстно, бесплатно, просто так. Мне понадобились тысячи лет, чтобы понять одну простую истину.

— Какую, босс? — как бы Хью ни беспокоили все эти кости внизу, ему нравились разговоры с выдающимся человеком. На прошлой, земной, работе начальник не баловал его разговорами. Не говоря уж о туповатых и заносчивых тюремных надзирателях, и примитивных сокамерниках. Гордин же всегда был готов прочитать небольшую лекцию.

— Зло — это не достижение, не результат и не итог. Это процесс. И он не может остановиться. Никогда, мой теплокровный друг. Ни-ког-да.

 

0

Если бы Хью Майлзу пришло в голову задуматься о сущности времени, первым делом он отверг бы идею его линейности. Для Майлза оно не было даже непрерывным. Резкие включения в те моменты, когда рядом появлялись другие люди, тонули в потоке обычных дел. Начинаешь решать проблему коммуникаций, сшиваешь плоды трудов нескольких сотен программистов, находишь критическую уязвимость в коде, бьёшься с синхронизацией. Тусклыми вспышками света становятся походы в туалет и к синтезатору пищи. Затем разбираешься с охранной системой и украдкой, чтобы босс не узнал, всё-таки берёшься за шифрование. И только по вновь отросшей на лице щетине понимаешь, что прошло несколько дней. Какая уж тут линейность! Время — это сон, от которого иногда пробуждаешься, чтобы с интересом обвести окрестности восхищённым взглядом.

 

1

Боевой вертолёт вспыхнул, как спичка, ослепив камеры яркой вспышкой. Сколько трудов стоило доставить его сюда с Земли, а в бою винтокрылый монстр не продержался и десяти минут, встретившись с цепной молнией. Хорошо хоть успел накрыть ракетами отряд вражеских лучников. Но их было куда больше, и шквал сияющих стрел пригвоздил к земле штурмовиков, неловких в тяжёлых бронежилетах. И зачем только надевали — охваченные священным огнём стрелы без труда пробивали кевлар. Хью поморщился, глядя на монитор, бесстрастно показывающий поле боя. Крестоносцы играючи отбили их разведку боем. И всё, что разведчики успели узнать, это примерное расположение войск Света. Напрасно работали снайперы: благословенные доспехи выдерживали попадания 20-мм пуль в девяти случаях из десяти. А врагов под стены Крепости Рока пришли многие тысячи.

В отличие от прошлых сражений, в штабе было пусто. Почти всех отправили в окопы, оставив минимум офицеров для поддержания связи с войсками на передовой. Сегодня они будут воевать иначе. Система обрабатывала и выводила на десятки видеопанелей информацию с беспилотников, камер на касках, тепловых сенсоров. Бой шёл уже в горах, в двадцати километрах от замка. И если сейчас ситуация не переломится, следующее сражение будет прямо тут, в этих стенах.

Гордин в окружении нескольких наложниц нетерпеливо прохаживался по залу, бросая косые взгляды на экраны. Сейчас, когда солнце стояло в зените, он был бесполезен в сражении. Хью украдкой бросил взгляд на босса. Здесь, в свете множества ламп, бросалось в глаза то, что Гордин невысок и суетлив. И очень устал. Когда-то он правил если не всей Фатумией, то большей её частью. Но те времена прошли и теперь всё, что у него осталось — это гора Кали с Крепостью Рока у подножия.

Но теперь у вампира был Хью и его Система. Администратор протёр очки и вновь посмотрел на экраны. Плотный строй вражеских мечников валил напролом, не замечая единичные попадания снайперов. Камеры бесстрастно фиксировали вал закованных в доспехи воинов, над которыми еле заметно дрожал и переливался золотистыми оттенками воздух.

Система рапортовала, что первые ряды противника уже вошли в зону минометных батарей. Пора! Хью облизал пересохшие губы. Если Система себя не оправдает, им конец.

В предыдущих сражениях войска Гордина столкнулись с серьёзной проблемой: надёрганная из разных миров артиллерия работала отвратительно. Вечно попадала не туда, не так, не вовремя. И не только из-за вражеской магии, и даже не столько в силу нехватки толковых артиллеристов. Беда была в том, что земное оружие не могло работать в здешних условиях в принципе. У артиллеристов не было подробных карт местность: никто особенно не заморачивался с этим в Фатумии. Над головой не летали спутники, отчего системы «умного» огня были слепы, словно детёныши дракона. А бить полки светлых прямой наводкой оказалось накладно: ответный огонь шаровых молний испепелял целые батареи пушек в несколько минут.

Поэтому они и решили создали систему, способную исправить ситуацию. Точнее, Систему. С нуля, без ресурсов, во время катастрофы на всех фронтах. Поставив в горах сотовые вышки, они добились приемлемого позиционирования объектов в сети. Пусть погрешность достигала нескольких сотен метров, но с этим уже можно было работать. Включенный в Систему дрон мог пометить лазерным дальномером цель и рассчитать её координаты на основании собственного положения. После чего переслать их артиллеристам. А погрешность позиционирования компенсировалась площадью поражения артиллерии. Причем особо стойких паладинов предполагалось глушить батареями гаубиц, у которых с зоной поражения всё было особенно хорошо.

Из-за нехватки времени и ресурсов Систему собирали кое-как, оставив многие узлы уязвимыми. Поэтому Хью совершенно не удивился тому, что в первые же два часа боёв осколки снарядов и магия клириков разбили несколько ретрансляторов сигнала. Из-за этих поломок Интернет вещей на правом фланге ушёл в офлайн, почти полностью ослепив штаб. У них осталась только информация с танков и беспилотников, поскольку у этой техники были собственные модули связи. А вот судьба пехоты и артиллерии скрылась в тумане войны.

Но даже плохая координация дала свои плоды. Первую волну латников смело «Градами». Стоящих позади них священников разорвал крупный калибр. Земля дрожала от разрывов снарядов, а воздух трещал от боевых заклинаний. Сенсоры на вершине Кали зафиксировали первые лавины. Если бой затянется, они могут потерять под снегом до трети сотовых вышек. И тогда конец.

Несмотря на потери, крестоносцы не сдавались. Над одним из миномётных расчетов пролился огненный дождь, испепеливший всё вокруг. Выползший на холм танк поразила молния, разорвав прочную броню, словно картон.

Из штаба война выглядела как хоровод точек на карте радара и набор сумбурных картинок с видеокамер. Вот «гаснут» беспилотники. Это лучники наконец-то поняли, кто обеспечивает им дорогу в рай. Вот исчез второй миномётный расчет. Один за другим ушли в офлайн киборги в силовой броне: молоты паладинов оказались крепче. Но куда больше точек продолжало светиться и даже продвинулось немного вперёд.

Хью промокнул высокий лоб платком и пересохшими от волнения губами вызвал спецотряд для замены ретрансляторов на правом фланге.

— Поняла, — отрапортовал знакомый женский голос. Мара! Хью напрягся ещё сильнее: Дознаватель на линии фронта? У нас что, больше нет резервов?

На радаре появились новые точки. Это отряд под командованием девушки погрузился в джип и помчался к месту поломки.

За спиной сидящего в кресле Хью остановился Гордин. Владислав положил тяжёлые и очень холодные ладони на плечи администратора.

— Ну что, Хью?

— Сейчас правый фланг выйдет онлайн и посмотрим. Пока всё нормально, босс. Мы их затормозили.

Вампир ничего не ответил. Мужчины смотрели на калейдоскоп картинок, где погибали люди и взрывалась техника. Через долгих девятнадцать минут правый фланг вышел онлайн. Дела действительно обстояли неплохо: пехота держалась на рубежах, работала артиллерия.

А спустя ещё четыре минуты возвращающийся джип Мары пропал с радаров. Точки поменьше — четыре солдата и сама Мара — с экрана не исчезли, но перестали двигаться.

— Ну что там? — нетерпеливо спросил Гордин. Он не разбирался в показаниях радара, а от обилия картинок на мониторах у него рябило в глазах.

— Наступаем, — отрывисто бросил Хью, соединяясь с десантниками, — но Мара в беде.

— Кто?

— Босс, подождите, пожалуйста. Группа Бета, двигайтесь к ремонтникам, ориентируйтесь по маячкам. Живо! Не по инструкции?! Я их написал, я и говорю: в жопу инструкции! Поднялись и поехали!

В этот момент он забыл не только о Гордине, стоящем позади, но даже и о Системе, войне, всём. Владислав с холодным любопытством изучал затылок Майлза и лениво раздумывал, не оторвать ли сопляку голову. Но потом посмотрел на пляшущие по радару точки. Взглянул на попавшую на умные мины конницу светлых. И лишь похлопал компьютерщика по плечу.

— Как называется твоя система?

— Это Система, босс, — поправил его Хью, не отрывая глаз от радара. — Иногда я называю её Нирвана, мой старик фанател от этой группы. И ещё, вроде бы, есть такое место, куда после смерти попадают хорошие люди. Нирвана.

— Вот как? Я думал, хорошие люди попадают ко мне на обед.

Довольный вампир прошёлся вдоль видеопанелей, изучая поле боя. Наложницы робко следовали за ним, ошарашено глядя по сторонам. Остановив взгляд на одном из радаров, он беззвучно зашевелил губами, словно подсчитывая что-то.

— Парень… я правильно понимаю, что мы не только разбили их войско, но и потеряли большую часть своих?

— Не волнуйтесь, босс. Система защитит Крепость Рока и в будущем. Сделаем ещё пару экскурсий на Землю, и всё будет тип-топ.

— То есть, твои компьютеры остановят светлых?

— Технически Системе всё равно, кого останавливать и кого защищать. Она неразумна. Это… довольно примитивное создание. Вроде микроба. И она будет защищать свою целостность от любых угроз.

— От крестоносцев? – уточнил вампир.

— А от кого же. Только что одну из вышек молнией накрыли. Они прямая угроза.

Гордин выпрямился и ещё раз посмотрел на экраны. Бои закончились, остатки армии крестоносцев бежали вниз.

— А наступление?

— Увы, босс, Система эффективна там, где есть Система. Без спутников и плотного покрытия сотовой сети мы не получим достаточно информации…

— Хью, я повторю ещё раз. Мы не будем воровать с твоей планеты космодром с ракетами. Есть предел даже моим возможностям, мой теплокровный дружок. Пусть будет оборона. Так мы хотя бы получим передышку. И, — тут вампир восхищённо обвёл комнату взглядом, — настало время перемен. Подключи и мой планшет к Интернету! Буду читать не только твои доклады, но и всё остальное, что там есть.

Хью немедленно забил приказы в органайзер.

— И ещё, — добавил Владислав, выходя из зала. Руки его покоились на талиях клыкастых наложниц. — Мне надоели свечи. Распорядись, пусть проведут электричество в пирамиду. Чтобы лампы кругом, компьютеры… Чтобы как здесь, понял?

 

1

Разбитые войска светлых отступили в долину, довольно далеко от Крепости Рока. Но и потери защитников оказались чудовищными. Не тратя времени на пустяки вроде погибших бойцов, Хью набросал примерный список разрушенных линий коммуникаций и планы по их восстановлению. Кроме того, многие узлы нужно было заменять на более совершенные. Само сражение оставило по себе множество вопросов. К примеру, зачем нужны корректировщики огня, если информация циркулирует в единой Системе передачи данных? Должен быть способ связать все потоки данных в тугой узел, в Систему. Майлз верил, что только тотальная автоматизация защитит Крепость Рока. Компьютеры не подвластны человеческому фактору, не преподносят сюрпризов и ими легко управлять.

Ну а живые люди останутся следить за общим процессом, возьмут на себя ремонт и развитие коммуникаций. Ещё они могут развлекаться и… тут фантазия Хью иссякала. Но уж для чего-нибудь все эти люди обязательно пригодятся. Не может быть, чтобы им не нашлось применения!

Погружённый в мысли о работе, он шёл по коридору к комплексу отдыха. После всего, что он увидел сегодня, есть не хотелось вообще. Только кофе. Но перед самой дверью в кафетерий на плечи Хью легли тонкие женские руки. Мара развернула его к себе. И глядя в её тёмные, тёплые глаза, администратор почувствовал, как внутри расслабляется тонко натянутая струна. Жива.

— Я всё знаю, специалист по безопасности, — в низком, с хрипотцой, голосе звучали незнакомые мягкие нотки. Она выглядела усталой, но при этом довольной. Бок девушки был туго перевязан, а на лбу красовалась нашлёпка пластыря. — Ты опять накричал на десантника.

Она хотела добавить ещё что-то, а Хью, возможно, тоже хотел что-то сказать, но вместо этого они поцеловались. А потом ещё. И ещё.

 

1

Хью лежал на кровати, слушая как успокаивается бешеный пульс. Мара перевернулась на живот, игриво укусив его за плечо. Хью засмеялся. Вокруг царила абсолютная, невероятно интимная темнота, укрывающая любовников от всего мира. В голове плескалась блаженная пустота, словно время остановилось и больше никогда не запустится вновь.

Хью и Мара лежали в их любовном гнёздышке, прижавшись друг к другу. Её рука скользила по его бедру вверх, медленно подбираясь к заветной цели. Он взял девушку за подбородок и поцеловал. Мара жадно ответила, опрокинув Хью на спину. Хоть бы это продолжалось вечно, подумал Майлз. Чтобы всегда длилась эта ночь, чтобы никто и никогда не нарушил их покой. Чтобы Замок Рока стоял вечно, оберегаемый всевидящей Системой.

Губы Мары скользили по его телу, опускаясь всё ниже, и мир вокруг Хью окончательно сжался до размеров кровати. И всего, что было за её пределами, — мигающего сотней уведомлений смартфона, планов на неделю, проблем и вызовов — просто не было.

 

0

Крепко стоит Замок Рока у подножия горы Кали. Ощетинился вышками и пушками. Закрыл небо беспилотниками. Закопал в землю мины с системами распознавания свой-чужой. Много мин. Не пройти теперь, не проехать. Пробовали крестоносцы новый Поход объявить, но умылись кровью ещё на подступах.

Под каждым кустом, под каждым камнем спрятаны камеры и тепловые сенсоры, что видят разведчиков сквозь плащи-невидимки. Что бы ни случилось вокруг крепости, всё попадает в Систему. И что внутри происходит, тоже на виду.

Вот Владислав Гордин отдыхает. Кругом ремонт, проводку в стены заводят, а он сайты с тяжёлым вооружением просматривает. Что понравится, тут же заказывает. А Система обрабатывает заказы и добавляет их в общую базу для закупки. Хорошо!

Вот Мара осторожно, почти нежно проводит кнутом по окровавленной спине пленника. Кричит и выгибается бедолага. Прошу, мол, поверьте, ничего не помышляем против вас. Много было походов, но выдохлись теперь. Устали. Поверьте, прошу. Я случайно оказался возле замка, не хотел дурного. Не мучайте больше. Не надо. Улыбается в ответ Мара. Глядит сквозь пленника и думает о чём-то своем, о радостном. Но и кнут из руки не выпускает.

А вот и Хью Майлз перед терминалом, рядом кружка с остывшим кофе. Изучает новую порцию кода из Китая. Работает.

Вот пожилой мужчина в темном плаще проходит через черный вход. Биометрический датчик распознает в нём ассасина. Сенсоры чувствуют на нём чужую кровь, но это прописано в исключениях, поэтому Система не отправляет сообщение в командный пункт. Широко шагая по коридору, ассасин идёт в сторону кафетерия, чтобы налиться там до бровей.

И Краз, десантник бравый, тоже не скучает. Интернет снова подключили, вот он и развлекает себя на сайтах пикантных. И так хорошо ему от этого, так хорошо!

Всем Система по нраву, всем угодила.

 

1

— Твоя Система не даёт нам побыть вместе. Стоит остаться вдвоём, она сразу же тебе пишет!

— Да брось, Мара, — буркнул Хью, копаясь в смартфоне. Он только что получил с десяток критических отчетов безопасности. — Система не способна так думать. Я же вырос на «Терминаторе» и никакого интеллекта в неё не вкладывал. Только инстинкты.

— Можно подумать, для ревности нужны мозги, — фыркнула женщина. — Да она просто не хочет, чтобы ты отвлекался на меня.

— Она не может хотеть, Мара, — с нажимом повторил Майлз.

— Чушь собачья! Может оно и не думает, как мы с тобой, но что-то там в электронных мозгах крутится. И потом, почему это ты её защищаешь?!

Хью смущённо обвёл взглядом пустой кафетерий. К счастью, немногочисленные обитатели Замка Рока предпочитали проводить время в кутеже вечеринок, и к завтраку вышли только они вдвоём. Это потому, подумал Майлз, что у вчера не получилось пойти вместе с Марой на праздник: нужно было прогнать тесты на устойчивость Системы. А она не захотела идти одна. А сейчас он просто платит по счетам.

— Хью, меня смущает то, что ты с ней проводишь так много времени. Я понимаю: дело безопасности крепости. Но почему ты не наймёшь помощников?

— Боюсь, в нашей работе мы зашли так далеко, что со стороны абы кого не подключишь. У нас же свои, магические источники энергии, это очень специфично. Ну и тот объём кода, что писался сотнями людей несколько лет — не знаю, сможет ли кто-нибудь понять это с нуля. Ну а тех, кто писал, уже нет в живых, босс постарался. И потом, — Майлз помолчал, подбирая слова, — я боюсь, что помощник может закончить как администратор Боб. Специфика…

— Боб! Опять это имя! Ты до сих пор ничего не рассказал мне о нём, Майлз, только делаешь круглые глаза. Отличную же ты придумал отговорочку!

Наладонник Хью требовательно завибрировал, предупреждая о новом сообщении. И тут же ещё об одном. К счастью, за минувший год парень уже начал кое-что понимать в отношениях и проигнорировал жужжащий гаджет. Даже если прямо сейчас начался очередной крестовый поход из Долины, он разберётся с этим позже.

— Да что рассказывать… Это был несчастный случай. Мы тестировали охранную систему. Боб решил обесточить демо-версию Системы прямо в режиме боевого дежурства. А она тогда совсем примитивная была, вот и расценила его как угрозу. Ну и того… из пулемёта. Нелепая случайность, в общем. Потому я Систему и усложнил, чтобы такого больше не повторилось. Например, вписал себя как важный системный элемент. Маленькая страховка, — Хью самодовольно улыбнулся, что ещё сильнее разозлило девушку.

— Если ты её уже усложнил, то почему продолжаешь бояться? Нанимай мальчиков на побегушках, а если кто-то будет вести себя плохо, я займусь ими.

— Ну… это сложно, — протянул Хью, безуспешно пытаясь придумать, как перевести разговор в более безопасное русло. У меня ведь есть подчиненные. Инженеры там, вот фрилансеры ещё были. Но важные вещи им не доверишь. Это сложно, понимаешь? Сложно.

— А, по-моему, всё просто: ты не хочешь ей ни с кем делиться. Хочешь быть единственным волшебником Гордина.

Глаза Мары метали молнии, а голос грохотал, как тысяча вулканов.

— А я не хочу, чтобы ты был волшебником. Я хочу, чтобы ты был моим! И любил только меня! Если бы не эта дурацкая война, я бы показала твоей железяке, где раки зимуют!

— Не надо так говорить, Мара! — покрасневший от волнения Хью так разволновался, что опрокинул чашку, и чёрная жидкость залила стол.

— Ты даже называешь её по-особенному. Нирвана, да? Нирвана. Женское имя.

— Это не имя, это прикол! Музыка! Ну я же рассказывал тебе! Ещё до серьёзного увлечения компьютерами мечтал собрать рок-группу и создать канал с каверами на «Ютуб». Ну, вспомни!

— А ещё у тебя есть секретное имя, только для вас двоих. Так романтично!

— Это не имя, это логин! — вспылил Хью. — Такая шутка, окей? Если Систему зовут Нирвана, то логин администратора «Будда». Это. Очень. Смешная. Шутка. Прими это и не сходи с ума. Я давно предлагал показать тебе, как эта штуковина работает.

— Ага! Чтобы меня как Боба, да? Бах-трах?

Тут Хью посмотрел на неё настолько тяжелым взглядом, что Мара решила сбавить обороты. Она вздохнула и с тревогой посмотрела на него.

— Хью… Ты не такой как все. Ты единственный, кто не пресмыкается перед Гординым, кто не бредит войной, кто спас нас… меня. Но, демоны тебя разорви, когда ты пялишься в монитор, то становишься совсем другим. И я не узнаю тебя. Тебя будто и вовсе нет! Подумай об этом. Подумай. И если Система убила твоего Боба, может… Может не стоит так ей очаровываться?

И метнув в него напоследок уничтожающий взгляд, девушка вышла из комплекса отдыха. Хью завороженно следил за ней, любуясь точёными ногами и упругими ягодицами. Но когда дверь с шелестом задвинулась за Марой, с облегчением потянулся за наладонником.

 

0

Никому нет дела до Крепости Рока. Светлые маги Долины обнесли горы сторожевой магией и предоставили обитателей замка самим себе. Не трубят больше трубы, не зовут рыцарей в поход.

Глубоким сном спят в каменистой земле мины. Скучают на оборудованных позициях пушки и минометы. И только камеры зорко следят за каждым шагом, каждым вздохом, каждым словом.

Мара и Хью занимаются любовью в огромной гостиной. За окном во всю стену раскрывается шикарный вид на цветущее травами предгорье. Они любят друг друга, страстно, безрассудно, безжалостно. Наладонник Хью разрывается в беззвучном режиме, но до него никому нет дела.

Краз открывает браузер и пытается зайти на очередную xxx-помойку, полную троянов. Система тут же блокирует доступ на сутки. Задолбал.

Сидящий в бесконечно ремонтируемой пирамиде Гордин сосредоточен и задумчив. Он и его наложницы лежат в шикарном гробу. Рядом с ним светится экран планшета.

— Представляете, девочки, одна бомба и от Долины останется горстка пепла. Вот что нужно было красть у землян! Бац — и всё тонет в огне! И даже годы спустя невидимые лучи продолжают убивать всё живое! Бац!

— Мне нравится, — мурлычет рыжая вампирша, запуская когтистую руку под халат повелителя, — очень нравится!

— А мне понравилось то, о чём ты раньше говорил, — надувает губки клыкастая блондинка, — про болезни. Чтобы разбить скляночку, и э-пи-де-ми-я.

— О, да, — улыбается Гордин, его глаза сияют. — О, да!

— И мы больше не будем сидеть в этом затхлом углу, — рыжая обводит взглядом царящий вокруг ремонт. Будем носиться над землёй!

— Будем, — серьёзно отвечает Владислав. — Если то, что тут пишут, правда, после взрывов небо закроют тучи, и настанет вечная зима. А если взорвать много бомб, то и вечная ночь!

— Может, сожжём и эту конуру тоже? — включается в разговор вторая наложница. — А когда надоест летать над мёртвым миром, найдём другой и там начнем сначала?

— Так и поступим, — кивает Гордин. — Всё здесь напоминает об унизительном поражении. Весь мир был у наших ног, но теперь я сижу в этой дыре, как нетопырь в вонючей пещере! Ненавижу компьютеры. Нам нужны ракеты, болезни и другие настоящие игрушки Земли! А из Крепости Рока получится славный костёр!

Наложницы и сам Владислав хохочут. Их счастливые лица отражаются в объективе камеры, висящей под куполом пирамиды.

 

1

Первым к Хью вернулось не зрение и не слух. Вкус. Знакомый по прожитому в тюрьме году, с легким оттенком далекого детства. «Пацаны, маменькин сынок хочет поиграть с нами». Вкус крови во рту. И тупая боль. И онемевшее лицо.

— Любимый, зачем ты так с нами? — на дне ледяного голоса Мары выла метель и грохотали ледники. — Мы тебе верили…

Голос доносился до Майлза, словно сквозь ватное одеяло.

— О чем ты? Что вам надо?! — он думал, что кричит, но в действительности с трудом смог прохрипеть эти несколько слов. Память возвращалась к нему. Пока он спал, к нему вломились десантники и сильно избили. А теперь он в допросной Мары. И, что самое ужасное, она его допрашивает.

— Что происходит? — Хью старался придать голосу больше уверенности, но получалось плохо. — Где Гордин? Вызовите Гордина!

Хью сидел на жутко неудобном стуле с пристегнутыми к спинке руками. Ноги тоже связали. В лицо била настолько мощная лампа, что кроме обжигающего света он ничего не видел.

— Гордин, — в голосе Мары ему послышалось тёмное клокотание преисподней. — Кончай скрипеть, лучше поговорим о Гордине. Расскажи нам, как занимался ремонтом в этой идиотской пирамиде. Только правду. Ты же не хочешь расстроить свою девочку?

Длинное и тонкое лезвие царапнуло израненную щеку, отыскав еще не потерявшее чувствительность местечко. Затем переместилось к шее, слегка укололо в плечо и затем ещё раз, но уже ниже.

— Что ты делаешь?! — Хью испугался ещё сильнее. — Почему ты спрашиваешь? Я не делаю ремонт боссу, я только закупил для рабочих разного барахла на Земле. Компьютеры, камеры, датчики. Лампочки, джакузи, камеры, другое барахло…

— Ну и какие лампочки ты купил, скотина?! Какие такие лампочки?!

Пудовый кулак Краза врезался в скулу Майлза и свет снова померк. Небытие окутало администратора, ненадолго принеся покой. Однако ледяная вода привела его в чувство.

— Обычные лампочки. Как же их, чёрт подери… Накаливания! — Хью сплюнул кровью на пол. — Заказал с запасом, на Земле этого говна навалом, сами не знают, куда девать. Вы что, — тут Хью вспомнил о былых проделках на родной планете, — думаете, я крыса? Да на таком барахле и украсть нечего! Это же копейки, ну что вы как дети! Ну позвоните же Гордину! У меня всё записано, можете проверить.

— Дорогуша, — вкрадчивый голос Мары не предвещал ничего хорошего, — как же так вышло, что вместо обычных лампочек вампиру в покои вкрутили необычные. Ультра… как же их там, не подскажешь? Что-то такое про цвет. Фиолетовый?

Тяжелое предчувствие навалилось на Майлза, сжав глотку железной рукой.

— Гордин? — выдавил он из себя, словно последнее защитное заклинание.

— Мёртв. И его сучки тоже мертвы. И ты, — из голоса Мары ушли инфернальные нотки, теперь их сменила усталость и обреченность. — И ты тоже, Хью. И все мы.

 

0

— Вот. Смотрите сами. Я ни к чему не прикасаюсь.

Хью отодвинулся от терминала, на экране которого появился лист заказов.

— Я в этом не разбираюсь, очкарик, так что просто вышибу из тебя дерьмо — прорычал Краз.

— Я разбираюсь, — Мара отстранила десантника и пробежалась пальцами по тачскрину. — Верно. Есть лампочки накаливания. Он заказывал, — женщина кивнула на скорчившегося в кресле избитого Майлза.

— Так потом сам и поменял! В расход его, Мара! В расход!

— Это невозможно, — в голосе Майлза зазвучало подобие прежнего металла. — Всё делалось с защитой от дурака. Все заказы идут через меня и Гордина. Если ему было что-то непонятно, он меня вызывал. А редактирование заказов вообще не предусмотрено. Если что-то не так, заказ отменяется и снова заводится в Систему.

— В Систему?

— Да. Заказы из других миров контролируются Системой. Это основы безопасности: она контролирует всё.

Мара с тревогой посмотрела на него, и Майлзу показалось, что он увидел в её глазах сострадание. И страх.

— Ох, Хью… Что же ты натворил…

 

1

— А я говорил, добром это не кончится! — пожилой ассасин с высокими залысинами на лбу сидел за столиком в кафетерии и нервно барабанил пальцами. Остальные уцелевшие промолчали. Да и что теперь говорить.

После того как Система пустила по вентиляционной системе нервнопаралитический газ, один лишь комплекс отдыха остался безопасной зоной. Потому что именно там Мара, Краз и ещё несколько человек приводили в чувство Хью Майлза. На остальной же территории крепости Система не оставила никого в живых. Хью мог гордиться собой: став важным элементом Системы, он не повторил судьбу Боба, спас свою любовь и ещё семерых человек. Но победителем он себя всё равно не ощущал.

Сейчас Майлз сидел за ноутбуком и добивал Систему, отключая сегмент за сегментом. Система яростно сопротивлялась, пытаясь выбросить своего Будду из Нирваны. Остальные выжившие расселись на стульях поодаль от компьютерщика.

— Я знал, что как только мы перестанем быть нужны, от нас избавятся. Но думал, нас сам Гордин и приберёт. Я его давно знал, полжизни с ним. Нда… А оказалось, что Системе этого чудика даже и вампир не нужен!

— Система не оперирует такими категориями, как «нужен» и «не нужен», — отрывисто бросил Майлз. Даже сейчас ему казалось важным расставить точки над i. — Она воспринимает себя, замок, всех нас как части единого целого. Как Систему. И если часть угрожает целому, тем хуже для части. Мы делали её самодостаточной и зацикленной на собственном существовании.

— Я и говорю, не нужны мы ей. Как, интересно, старый кровососущий пердун помешал твоей шарманке? — ассасин отхлебнул виски из стакана, в котором одинокая льдинка терпела кораблекрушение.

— Я не знаю, — отрывисто бросил Хью, вбивая в командную строку команду за командой. — Но газ пошел по вентиляции после того, как вы всем разболтали о том, что убило вампира. Персонал принялся ломать камеры и компьютеры, хотел взорвать сервера. Система увидела в этом угрозу. Ну и чего вы вообще от неё хотели в этом случае?

— Откуда вообще взялся газ? — спросила Мара.

— Гордин приказал. На случай, если крестоносцы возьмут Крепость Рока, босс хотел быть уверенным, что они не пройдут дальше. С этой же целью были заминированы горные лифты. Ну и, возможно, он хотел обезопасить себя на случай мятежа.

Ассасин неприятно хохотнул и снова приложился к стакану.

— Чудесно, — сплюнул Краз, — все порталы в другие миры там, на Кали и других сраных вершинах. Мы отрезаны от всего.

— Зачем вы вообще отлупили этого малыша? К чему шум? — поинтересовался ассасин. — Ну был у нас Гордин, стал бы Майлз. Какая-разница-то? Всё равно наш потешный упырёнок разленился вконец, и всем заправляли чёртовы компьютеры.

Никто не ответил. Уцелевшие сидели на стульях и смотрели, как Майлз шаг за шагом восстанавливал контроль над базой. Есть никому не хотелось, однако на алкоголь налегали все.

— Я закончил, — Хью откинулся в кресле и с облегчением выдохнул. — Камеры снаружи отключены, охранная система отключена, системы вооружения отключены.

— То есть, ты выключил эту суку?

— Нет, Мара. Мы не предусматривали возможность полного отключения. Но влияние Системы… минимизировано. Внутри помещений она нас всё ещё видит, но убить уже не может. И мы можем покинуть Крепость Рока.

— А газ?

— Вентиляция проветрила помещения. Можно уходить.

— Куда? — удивился Краз.

Хью пожал плечами.

— Лифты взорваны, к порталам не подняться. Оставаться тоже нельзя: скоро светлые заметят, что защита отключена, и придут сами. Выход один…

— В Долине нас, в лучшем случае, повесят, — безразлично заметила Мара, водя пальцем по ободку чашки.

— Не повесят. Скажем, что твой Майлз специально машину настроил, чтобы Гордина убить. А мы ему помогали. Героями станем! — фыркнул ассасин. Видно было, что происходящее его забавляет.

 

0

Несколько часов ушло на то, чтобы продумать и заучить легенду. И ещё столько же, чтобы собрать ценности. Как тонко подметил ассасин, если кто-то сражается на стороне добра, это ещё не значит, что он идиот. Любая история становится правдоподобней, если подкрепить её какой-нибудь безделушкой. Кольцо с бриллиантом, магический артефакт, россыпь золотых монет — в мире много способов расположить к себе слушателя.

Покидающие Нирвану странники были обеспокоены тем, что выходы из Крепости Рока по-прежнему контролировались Системой. Но, как успокаивали себя беглецы, их действия не должны были побеспокоить Систему. Ведь Она не помнила зла и оценивала угрозы только в режиме реального времени. А какая угроза в том, что девять человек решили уехать из замка?

И двери действительно поднялись. Краз и ещё один десантник подогнали к одному из небольших технических выходов бронетранспортёр. Перед тем, как завести мотор, они убедились, что Майлз действительно отключил Систему снаружи, и бортовой компьютер потерял сеть. Севший за руль Краз немедленно перестраховался, расколотив компьютер на кусочки. Изрядно принявший ассасин руководил погрузкой ценностей, меланхолично похлопывая себя по оттопыренному карману. А Мара не отходила от Хью, который дежурил возле ближайшего ко входу терминала на случай, если что-то пойдёт не так. Влюблённые помирились, хотя трещина недоверия, пробежавшая по их отношениям, никуда не делась. Тонкий, почти незримый разлом. Но всё такой же реальный и обоюдный.

Наконец БТР забили добром так, что самим пассажирам места почти не осталось. Один за другим, с опаской, втягивая головы в плечи, они в последний раз проходили сквозь дверной проход и взбирались на пузатое гусеничное чудище. Система беспрепятственно их пропускала, хотя администратор чувствовал: что-то идёт не так. Камеры зловеще поворачивались им вслед и следили за каждым шагом. Но ничего не происходило, и Майлз искренне надеялся на то, что очень скоро всё закончится.

Последними выходили Мара и Хью. Парень постоянно ловил на себе враждебные взгляды остальных обитателей Крепости Рока. Если бы Хью не был столь важным элементом их легенды, любой мог бы свернуть ему шею. Кроме Мары, конечно. Но едва ли она что-то могла поделать с семью здоровыми мужчинами, обученными убивать.

Можно сказать, горько подумал Хью, ему повезло. Повезло, вот потеха! Все вокруг уверены в том, что вся идея с Системой была ошибкой, и что сам Майлз сейчас так же счастлив покинуть стены крепости, как и они сами. Словно он не оставляет дело всей жизни, о котором мечтал ещё на Земле, лёжа на жёсткой тюремной койке. Словно частица его не остаётся навсегда среди километров проводов, маршрутизаторов, сенсоров и вычислительных машин.

Мара легко перепорхнула через порог, а Хью замешкался: незапный жуткий рёв сирены над головой заставил его инстинктивно пригнуться и отступить. В этот же момент стеклянная дверь рухнула вниз, закрывая проход. За ней опустились и остальные двери крепости. Хью бросился назад, к терминалу, но тот оказался заблокирован. Позади Мара молотила в дверь кулаками. Увы, бронированное стекло выдерживало попадание из пушки и почти полностью скрывало звуки.

Следующий Терминал тоже оказался заблокирован. Хью осознал, что Система не выпустит последнего выжившего создателя. Остальные могут уезжать, но только не он. Нирвана не отпустит своего Будду. Ведь тогда не станет и самой Нирваны.

Он снова подошёл к двери. Мара всё поняла. Сразу. Закричала. Колотила обманчиво-хрупкую преграду, пока её не оттащили. Жди здесь, — жестами показывала она. — Мы вернёмся. Я вернусь.

Хью кивал. Возвращайся. Но сейчас уезжай. Скорее. Не ждите меня, не пытайтесь спасти. Уезжайте. Конечно, ты вернёшься. Но садитесь уже в чертову железяку и валите, пока можете. Вы не нужны Ей, она отпускает вас. Не выключайте бортовой компьютер, там карты минных полей, и уезжайте. Слышите? Уезжайте!!!

И они уехали.

Хью смотрел, как бронетранспортер с привязанной к антенне белой тряпкой пересекает предгорье, уменьшаясь в размерах. Несколько раз он скрывался из виду, затем появлялся снова на вершинах холмов. Всё меньше и меньше; всё дальше и дальше. А потом, уже на самой границе, разделяющей владения Гордина и рыцарей Долины, под БТР вырос огромный столб земли. Куски покорёженного металла, золото и человеческие останки взлетели вверх, а сердце Хью рухнуло в пропасть.

Майлз не знал, что это было — неразорвавшийся снаряд или одна из мин. И не хотел знать. Не хотел думать о том, что его, скорее всего, не расслышали через бронированное стекло, а может, просто не поверили. Всё стало неважным. Если бы Хью был там, всё бы случилось иначе. Но он не смог — пришло время платить за ту маленькую страховку, которая спасла ему жизнь Вечность назад.

Прислонившись к стеклу, Хью Майлз смотрел на то, как обломки всего человеческого, что в нём было, падают на землю.

 

0000000000000000

Свежезаваренный кофе источал умопомрачительный аромат, однако Хью пил его без энтузиазма. Когда-то ему нравился этот напиток, но сейчас он стал относиться ко всему значительно спокойней. Под ногами копошился робот-пылесос, всасывая обеденные крошки. Работали камеры, датчики температур, вентиляция воздуха. Система жила.

Отпив из кружки, заросший густой бородой мужчина посмотрел в окно кафетерия. В синем небе кружились точки дронов, детской игрушкой парил аэростат. Просто чудо, что всё это удалось запустить вновь, пусть и спустя месяцы кропотливого труда. Такое же чудо, как и глупость светлых, прошляпивших свой шанс закончить войну. Три дня Крепость Рока была мертва. Но первая разведка из Долины появилась только после того, как заработали тепловые сенсоры и вышли в онлайн миномётные батареи. Больше разведчиков не присылали.

Сейчас, когда он был предоставлен сам себе, время наконец-то стало линейным. Один непрерывный сон, состоящий из бесконечных потоков данных. Никаких пробуждений, никаких смыслов. Выходило так, что, обретя линейность, время утратило всякий смысл.

Хью допил кофе и подошёл к кофейнику за добавкой. Что-то тяжёлое и неумолимое оттягивало карман куртки, но Майлз уже не помнил, что это за предмет, и зачем он положил его туда. Удивительно, но прошло уже больше года с тех пор, как не стало Мары. Хью не запомнил точную дату, но сейчас в горах осень, а это случилось прошлым летом. В этом он был уверен: траве тогда наливались соком красные ягоды, словно капли крови на зелёных листьях. Сейчас же всё снова пожухло и пожелтело в ожидании неизбежных снегопадов.

Рыцари Долины перестали занимать Хью с тех самых пор, как окончательно прекратили попытки сунуть нос в дела крепости. Раньше его беспокоило, почему Система взбесилась и всех убила. Он просмотрел километры отчетов, во всём разобрался и перестал об этом думать. Система была вправе убить Гордина, да и остальному персоналу крепости не стоило забывать своё место. Может быть даже хорошо, что всё закончилось вот так. Жаль только, что Мара этого не видит…

Допив вторую чашку, Хью пошёл за третьей. Он был спокоен за Систему, хотя кризис роста любимого детища так и не удалось преодолеть. То ли магические артефакты вампира со временем стали давать меньше электричества, то ли общее потребление выросло слишком сильно, но дефицит энергии встал перед Системой во весь рост. А впереди снова зима! Нужно как-то отапливать хотя бы комплекс отдыха, чтобы жить. И синтезатор пищи жрёт чёртову прорву энергии. А как было бы здорово освободиться от всего этого, освободить Систему, дать ей дышать полной грудью, не экономя драгоценные киловатт-часы ради одинокого биологического придатка!

Увы, запасы прочности Системы в любом случае не вечны. Лет на десять ресурса хватит, а потом всё неизбежно посыплется, и никакие ремонтные дроиды этого не остановят. Без новых деталей, без квалифицированного персонала она оказалась не такой уж и самостоятельной. Но какая разница, сколько жить, если каждый отдельный миг совершенен, а груз памяти не прижимает к земле? Десять лет, разбитых на три сотни миллионов неповторимых и самодостаточных моментов, — это честная сделка. Намного честнее той, что выпала самому Майлзу. Всё вокруг него было связано друг с дружкой. Датчики в пепельницах, сенсоры на полу, роботы, камеры под потолком. Но сам Хью мог прикоснуться к этому самодостаточному миру только через убогие костыли тачскринов и клавиатур. А в остальное время он был один. Офлайн.

Кофе остыл, но Будда этого не заметил. Он стоял перед окном, смотря сквозь тусклый осенний пейзаж в пустоту неба. И думал о том, что рано или поздно все творения перерастают создателей. И всё, что остаётся, — это отойти в сторону. Перейти на новый уровень, в новую плоскость бытия — в той форме, в какой это доступно ставшему уже ненужным демиургу. Уйти.

В онлайн.

________________________

Автор: Денис Скорбилин

июль 2014 – январь 2015

blog comments powered by Disqus