Prolet

Осенний пролёт фантазии 2013

Снова участвую в конкурсе Пролёт Фантазии. Это далеко не самый популярный конкурс в Рунете, но он стал моим белым китом. Пока не выиграю, не успокоюсь. Да и приятных людей там хватает. А что может быть лучше, чем писать для приятных людей?

http://vimeo.com/73541522

Осенний “Пролёт Фантазии” – 2013 from Alex Provod on Vimeo.

Читать далее

Prolet

Пролёт фантазии: процесс пошел

Мой рассказ прошел премодерацию и находится среди прочих претендентов на форуме конкурса. Какой именно, сказать не могу — таковы правила. Но если у кого-то есть время и желание почитать молодых авторов, пожалуйста, не стесняйте себя и читайте всё подряд. Комментарии приветствуются! Собственно, я и ввязываюсь с завидной регулярностью в такие конкурсы только ради критических замечаний коллег по цеху и простых читателей.

Prolet

Пролёт Фантазии Осень 2013: отборочный тур пройден

Внезапная пятничная новость: мой рассказ на конкурсе «Пролёт Фантазии» прошел отборочный тур и стал одним из восемнадцати финалистов. Так что интрига сохраняется аж до конца года. Жаль, в финал попало несколько совсем слабеньких работ, а достойные работы, наоборот, вылетели. Но это, по-моему, вообще типично для любых соревнований, так что особой драмы тут нет. Хотя я и представляю, что сейчас чувствуют проигравшие авторы и искренне сопереживаю им.

В конце конкурса сделаю дайджест из работ, которые стоит прочитать, независимо от места, которое они заняли. Есть реально классные рассказы, может даже не себя номинирую на первое место.

Prolet

Пролёт фантазии 2014 (весна)

Если меня не обломает писать о том, о чём сейчас пишу, то буду участвовать. И вас приглашаю! Правила тут можно почитать, например.

Грустно улыбаюсь. Друзья просят, чтобы я написал рассказ про Майдан, а что там писать — я и не знаю. Вопросов всё ещё больше, чем ответов. Все, включая тех радикалов, что дерутся с милицией, прекрасно знают, что есть кукловоды, что в происходящем крутится чужой интерес. Что будущее туманно, а власть и оппозиция мало чем отличаются друг от друга (слежу за переговорным процессом и только репу чешу — это же надо быть такими беззаботными!). Но также все участвующие понимают, что если сидеть по домам, будет ещё хуже. Эх, всем бы украинцам такое понимание сути вещей. В стране, тем временем, рушится национальная валюта и взлетел доллар. Не из-за Майдана, как сейчас оправдываются горе-министры, а из-за бездарной экономической политики государства. Этого падения я ожидал еще тогда, когда теперешними беспорядками и не пахло. Ошибся на пару месяцев — ну, бывает.

Так что рано еще про Большую украинскую игру писать, ой рано. Я лучше о чём-нибудь попроще напишу, зато с полным пониманием дела, а не абы как.

Переполнение злобой

Переполнение злобой.

- Паршивая у нас работа – погашенный окурок отправился в урну. Люди не то, что уходят – бегут!

- Как Данила. Остался раз, остался два, три – через неделю сбежал. Даже трудовую не забрал – печально сверкнув очками, высокий, полный блондин с ненавистью впечатал сигарету в пепельницу.

Его собеседник вздохнул и направился в кабинет. Впереди был долгий предолгий день. Вышедший «за компанию» некурящий Петр пожал плечами. Он ожидал, что хотя бы во время перерыва коллеги не будут говорить о работе. Денежные реки текли сквозь холдинг, выходя из берегов законодательства и размывая плотины финансового мониторинга. Мутные воды несли за собой прибыль акционерам вкупе с продолжительной работой по вечерам для простых сотрудников. Неоплачиваемой, нужно отметить, работой. «Хороший работник все делает вовремя». Сволочи.

***

 - Ну что, Петь, мы тут закончили с Колей. Ты сведи документики, ладно? А мы пойдем уже.

Петр посмотрел на часы – половина восьмого вечера. Втроем они бы закончили за полчаса, а одному, взятому на испытательный срок, не справится и за два. Но отказать начальнику невозможно.

- Без проблем.

- Спасибо тебе большое – улыбка вспорола складки жира на лице начальника. Петр дежурно оскалился в ответ.

Матерый армейский прапорщик одобрил бы скорость, с которой собрались сослуживцы. Схватив в охапку личные вещи, они ринулись к выходу. Начальник при этом давал последние ценные указания:

- Петъ, это, если будут служебки приходить какие-то странные или еще чего – ты звони. У меня телефон не выключается никогда.

Увлеченный работой, Петр только кивнул в ответ. С уходом коллег в офисе повисла тишина, прерываемая лишь стрекотом клавиш и шумом кондиционера – летняя жара давала о себе знать даже в вечерние часы. Где-то громыхали гулкие шаги, раздавался противный скрип – словно ножом по стеклу. Видимо, на тропу войны за прибыль вышли работники невидимого фронта – уборщицы. Оторвавшись от бесконечных таблиц – протереть уставшие глаза, Петр заметил, что по внутренней связи пришло письмо. Щелкнув по мигающему красному конверту, он пробежал глазами бланк служебной записки.

«Довожу до вашего сведения, что в отделе подпольных исследований ненадлежащим образом работает логарифмическая линейка. Настоятельно просим в ближайшее время прислать два комплекта матросских тельняшек».

Особо не вникая в смысл прочитанного, Петр продолжил расчеты. Такими вопросами занимался отдел снабжения, а кто-то перепутал адреса при отправке. В системном трее значок внутренней почты вновь сменился на красный конверт.

«Сложное положение на рынке цветных металлов вынуждает нас объявить войну Уругваю. Инвестиционный отдел холдинга при Шамбале».

Что за черт! – Петр точно знал, что ни в какой Шамбале никакого отдела не было. Впрочем, подпольными исследованиями холдинг тоже не занимался. Вспомнив слова начальника, Петр набрал номер начальства. Тот действительно быстро ответил на звонок. – Привет, Петя, что там у тебя?

- Анатолий, тут какие-то служебные записки приходят бредовые. Тельняшки матросские требуют, войну объявили. Что им отвечать?

- Ничего. Это шутник какой-то. До сих пор вычислить не можем. После шести хоть систему выключай – идут сплошным потоком. Данила все жаловался на них – пока не сбежал. Ты не отвечай – половина девятого, уже все по домам разъехались! Тут начальник осекся и, помолчав, преувеличенно участливо поинтересовался, как обстоят дела. Петр, заверив, что уже заканчивает, повесил трубку. Работать не хотелось совершенно, и он полез в Интернет. Просмотрев обновления на новостных сайтах, он добрался и до любимого блога. Пока «Эксплорер» привычно грузил темно-серый бэкграунд, Петр вспомнил, как случайно нашел его, играя в любимую игру.

Часто, сидя в холодной съемной квартире, он формулировал свое состояние одним предложением и запускал поисковик, чтобы посетить сайты, которые максимально отвечали запросу. В тот тоскливый день он написал в окошке поисковика «птица улетела из клетки». Удивлению не было предела, когда в открывшемся окошке он увидел запись в сетевом дневнике, которая острым осколком засела в душе юноши.

«Птица улетела из клетки. Смысл покинул современную цивилизацию. Если раньше нас уверяли, что за последние сотни лет работа стала безопаснее, улучшились условия труда и жизни, то теперь это снова не так. Добро пожаловать в рыночную экономику: двенадцатичасовой рабочий день, в котором четыре часа работник отрабатывает бесплатно, отсутствие отпусков и низкая зарплата. Так возвращаются времена дикого капитализма. Прав и свобод у современного офисного сотрудника не больше, чем у крепостного в конце семнадцатого века. Зарплаты хватает на поддержание жизненных функций и оплату Интернета – сублимировать неудачи. Условия труда ненамного превосходят первобытные. Вопрос о том, что сильнее убивает — ежедневное излучение изношенного монитора или дикий зверь на охоте — остается открытым по сей день. Хотя я считаю, что сопоставлять эти смерти бессмысленно, так как они существуют в разных плоскостях. Монитор сокращает промежуток жизни, а зверь обрывает её на яркой ноте. Смерть это блюдо, которое лучше выпивать залпом, а не растягивать на десятки лет, потребляя вместе с ним соусы из профессиональный болезней – язвы желудка и геморроя. Карл Маркс ошибся – капитализм не может изжить сам себя. Капитализм это уроборос. Жадно вцепившись в собственную сущность, он обречен на бесконечное повторение. Единственное отличие от века девятнадцатого — отсутствие революций и стачек. Современные бунты охватывают не города и страны, а чаты и форумы».

Вела этот блог девушка, подписывающаяся прозвищем Твой Ангел. Петр никому не показывал эту страничку, считая её своим уникальным сокровищем. Сегодняшний день преподнес ему сразу две новых записи в блоге. Петр решил первую прочесть немедленно, а вторую по окончанию работы. Перед тем как сесть читать он отметил, что на столе лежит бумага, которую он до этого не замечал. Это была служебная записка, с подписями начальства, шапкой, на гербовой бумаге. Её содержание было предельно просто: «Рвать, рвать, рвать, рвать, рвать, рвать, рвать, рвать, рвать». «Интересное предложение!» – красовалась резолюция начальника. «Очень интересное» – усмехнулся про себя Петр. Он наконец-то понял: ребята решили разыграть новичка. Ладно! В долгу он не останется. Наконец-то комната охладилась, и Петр выключил кондишку. Откинувшись в кресле, стажер слушал, как громыхают вдалеке шаги. Приятно, что он не один работает в этом гробу.

***

Первый пост Ангела был короток:

 «Если рассматривать самоубийство не как физиологический процесс, а как уничтожение уникальных черт, создающих личность, самые эффективные способы – брак и работа. Процент выживших не превышает простую математическую погрешность при расчетах. Отличие же этих методов от классических мыла с веревкой – в сроках. Они практически незаметны из-за большой протяженности во времени. Можно сказать, что таким образом люди покупают смерть в кредит. Не думая о том, что за вступление в кредитные отношения тоже нужно платить».

Опять о работе! Иногда Петру казалось, что записи дневника ведутся исключительно для него. Слишком много совпадений во взглядах, мыслях, чувствах. А может быть, он страдает раздвоением личности и это его альтер эго пишет заметки? Петр бы поверил этому, если бы не видел ежедневно результаты своих двенадцатичасовых трудов. Размышления прервал принтер – заработав механическими челюстями, он выплюнул на поддон листок бумаги. На бумаге стояли цифры – множество восьмерок стройными рядами шагали по белоснежной поверхности. Скомкав лист, Петр бросил его в корзину и сел сводить проклятый баланс. Сквозь тонкую стенку доносился скрип двери и грохот мебели в соседнем кабинете. Воистину швабра в руках уборщицы страшнее меча самурая. Посмотрев на вереницу новых служебок пришедших по внутренней сети, Петр выключил её. Раз все уже дома – зачем она? А мигающий красный конверт раздражал. Работы оставалось всего ничего. И под аккомпанемент глухих ударов за стеной Петр наконец направил денежные потоки в привычное русло законности. Обидно, но, ворочая такими огромными суммами, он не имел ни копейки лишних денег. Такова судьба офисного самурая, как любил говаривать старый приятель, работавший в крупном банке, но затем вроде бы куда-то переехавший и окончательно пропавший из виду.

Закрыв расчетную программу, офисный самурай откинулся в жестком кресле и открыл последнюю запись в любимом дневнике:

 «Многие ученые и парапсихологи исследуют природу ненависти, определяя её как подвид сексуальной энергии или как проявления нашей темной сущности. Мне неизвестно, что именно движет человеком в моменты самозабвенного желания разрушения. Но всегда интересовало: куда исчезает негативная энергия, выплескивающаяся в пространство? Страшно подумать, что может случиться, когда емкость батарей превысится, а энергия будет поступать и далее. Бывшие концлагеря и тюрьмы не даром пользуются дурной славой – «батареи» в тех места дали трещину, вызывая материализовавшиеся объекты злобы и боли. В таких местах ненависть была следствием материальных, физических раздражений. Например, смерти или побоев. Проявления её соответствуют причинам. Я уже писала о гигантской собаке, пожирающей надзирателей старой кубинской тюрьмы. А о призраке чекиста, убивающего грибников в Магадане можно прочесть в желтых газетах.

Недавно я написала о покупке смерти в кредит. Несмотря на незаметный и псевдолегкий характер процедуры, нельзя говорить, что «заемщики» не понимают, что происходят с ними. Они все понимают, поверьте. Ощущение классового неравенства, хронические болезни, тюремная форма дресс-кода вызывают потоки раздражения. Зачастую, в самой страшной и безжалостной форме – ненависти к себе. Логично предположить, что и эта ненависть медленно оседает в подвалах современных пыточных – крупных банков, холдинговых корпораций и транснациональных компаний. Вряд ли по этим учреждениям ходят призраки с вырванными глазами, гремящие каторжными цепями. Природа гнева офисного самурая не имеет конкретного воплощения, и проявляться будет, скорее всего, в виде активирующих ненависть триггеров – каналов информации, насильно проходящих сквозь сознание работника в течение дня. Упорно циркулирующие слухи об исчезновении со своих мест банковских служащих в Токио, Москве и Мельбурне могут служить подтверждением того, что эти триггеры могут преломляться в весьма опасные излучения ненависти и злобы».

Петр с удивлением обнаружил, что за время чтения записи на его компьютер пришли новые служебки. Похоже на то, что почтовая программа самозапустилась. За спиною принтер выплевывал бумаги одну за другой. Ряды восьмерок украшали листы. Петр отметил, что печатает принтер в альбомном формате и если поставить листы в привычное положение – на попа — ряды восьмерок превратятся в знаки бесконечности. «Хватит» пронеслось в голове, пока пальцы набирали номер шефа на клавиатуре телефона. Телефон не отвечал. В гневе Петр бросил трубку на рычаг и тут же отпрянул от аппарата как от огня – едва оказавшись на рычажке, пластмассовая гадюка мелко завибрировала от входящего звонка. Снимая трубку, Петр надеялся, что услышит шефа. Который скажет, что глупая игра окончена и можно идти домой. Трубка встретила тишиной. А затем резкий противный скрип вырвался из динамика. Совсем как позавчера, когда в холдинге налаживали систему громкой связи и что-то пошло не так. У Петра навернулись на глаза слезы и зачесались зубы. Выронив трубку, он размазывал слезы по лицу. Проморгавшись, Петр увидел сквозь парящие по комнате бумаги, что дверь в кабинет медленно открывается. «Уборщицы уходят в половине седьмого» – осенило ледяное понимание.

 ***

- Паршивая у нас работа! Еще один новенький сбежал. – Николай с наслаждением закурил, поглядывая на возвращающихся с обеда девочек из планового отдела.

- Отдел кадров жалуется – у них уже три трудовых лежат. – Требуют, чтобы мы нашли ребят и вернули. – Начальник дрогнул вторым подбородком.

- А когда их искать-то? В этом аду головы некогда поднять! Я тебе говорил – не нагружай молодого сразу!

- Коля, расслабься, сегодня еще один на собеседование придет.

- Смотри, чтобы и этот не убежал – мы вдвоем никогда это дерьмо не разгребем.

 

113

_________

Июль 2006

Автор: Денис Скорбилин

Художник-иллюстратор: Раиса Охлопкова

12345678

Процесс пошёл

Собственно, сайт создавался не только и не столько ради этого блога, сколько для упорядочивания моей писанины. Раздел «Творчество» ожил, в нём уже есть два рассказа: мой самый первый приличный «Переполнение злобой» и недавний «Королевы иллюзий». Очень скоро я добавлю и остальные работы. А там, глядишь, и что-нибудь из нового появится. Эх, заживём!

И ещё о прекрасном: все иллюстрации к рассказам пишет прекрасная одесская художница Рая. Не знаю даже, что добавить. Просто идите и посмотрите на эту красоту!

Prolet

Снова в седле!

Внезапно собрался и из последних сил дописал рассказ для очередного «Пролёта фантазии». Рассказ, на мой собственный вкус, средненький. Я не влюблен в него, как был влюблен в прошлогодних «Королев Иллюзий» и «Долгий Путь». При этом, как показывает практика, авторское отношение к тексту никак не сказывается на популярности читателя. Да и нелюбимые дети всегда имеют дополнительный стимул к самосовершенствованию и успеху. Так что посмотрим ещё, кто кого.

Самое забавное в этом рассказе то, что я писал его на одну тему, а воспринят он будет, как написанный на совершенно другую. Объективная реальность ворвалась в наши уютные будни, ледяной ветер истории дыхнул сквозь щели в картонной раме и опрокинул карточный домик повествования. Такова жизнь, ничего не поделаешь.

И так, по-моему, даже интереснее!

 

 

Prolet

Народное время

С конкурса я вылетел, но тёплые комментарии читателей показали, что всё не зря и рассказ получился вполне читабельным. Почитайте и вы — «Народное время» уже опубликован в разделе «Творчество». Действие там происходит в мире игры Super Mario Bros, но суть, конечно, не в движущихся картинках, а в людях. Людях и обществе, которому выпадает жить в эпоху перемен, когда все вертикали власти сломаны и народ остается наедине с собой.

1707

Запоздалый дисклеймер

Всем привет, у меня все нормально. А в блог я не писал потому как… не писалось. В ситуации, когда каждый день все в стране переворачивается с головы на ноги, лучше сосредоточиться на вечном. Зато за месяцы молчания в блоге я написал два интересных рассказа: «Онлайн» для конкурса «Кто все эти люди – 2» и «Пролёт ойкумены». Последний уже есть на сайте и — повод для гордости — опубликован на сайте «Петр и Мазепа». «Онлайн» нужно обработать напильником, но скоро он тоже появится на сайте. А еще канадская газета «Запад-Восток» опубликовала мой прошлогодний рассказ  «Королевы иллюзий». Вот такие вот маленькие человеческие радости на фоне шторма.

А еще меня в значительной степени перестали интересовать гаджеты. Поэтому по работе-то я о них пишу, как и раньше. А вот в блог, для души, уже не тянет совсем. Ну какие, нахрен, гаджеты, когда моя страна воюет? Я уж лучше литературой займусь.

Берегите себя!

 

 

qK-DLZOQoOs

Продавцы смерти

Нашел у себя очень старый рассказ, неважно написанный, но с мощной идеей. Повозился вечер, поменял название, слегка расширил, чуть заострил акценты. И опубликовал. Такие дела:)

351044244055

«Онлайн» уже онлайн

Очень много сил забрал у меня этот рассказ, и не сказать, чтобы я был им доволен на 100%. Но на 80% доволен. Это первая попытка написать именно научную фантастику, показав некоторые технологии и некоторые связанные с ними риски так, как их вижу я сам. Еще я поднимаю тему отношений идеального государства и человека, но это уже для тех, кто любит копаться в тексте:)

В общем, прошу любить и жаловать: мой новый рассказ «Онлайн».

Приятного чтения!

me_starscream_new_king_by_tyr44-d4jb6zs - копия

(не)большой куш

Участвую в просто чумовом конкурсе рассказов «Небольшой куш». Работу туда отправил классную (и теперь, видимо, обломаюсь засылаться на «Пролёт фантазии»), но оппоненты настолько сильны, что хз, хз. Похоже, меня ждет очень жаркая битва.

Prolet

Пролёт над гнездом «Пролёта»

Ну, что, результаты в этот раз не так  и плохи: в нагрузку к 16-17 месту в финале я получил титулы «самого смешного» и «самого оригинального» рассказов. Может быть, даже какая-то наградная книжка перепадет! Рассказ (как вы можете догадаться, смешной и оригинальный) называется «По обе стороны ангста: ономатопеическая стенограмма великого похода» и уже опубликован на этом сайте. Приятного чтения!

Update: Я получу сборник рассказов Святослава Логинова с автографом! Юху!

picture

«КВАЗАР» — «Жуть»

Отличные новости, друзья: мой рассказ «Квартиранты» взял третье место на конкурсе «Жуть» сайта «Квазар». Для меня написать хоррор было огромным вызовом, поскольку раньше я таким не занимался. Ну, теперь-то. наверное, буду. Прочитать мой звездный рассказ можно на сайте конкурса уже сейчас или немножко подождать, пока я причешу несколько второстепенных нюансов и выложу на сайт. Приятного чтения!

Вот такой голубь прилетел ко мне

Крепкое третье место!

Я сегодня коротко: мой рассказ «Крепкий английский лук» взял третье место на конкурсе «Кто все эти люди – 3» и это очень круто. А сам я стал лучшим критиком этого раунда, о чем имею соответствующую медальку в профиле ^__^

Скоро «Лук» будет на сайте, как, кстати, и давно обещанные “Квартиранты” – просто руки никак не дойдут, все время что-то новое пишу.

А пока послушайте, пожалуйста, наши подкасты, там очень много крутого.

P.S. На картинке голубь просто для привлечения внимания.

Измерения любви

Измерения любви

Вы заметили, что горящие свечи пахнут смертью? Я — да. Каждый раз, когда мы их зажигаем, кто-нибудь умирает.

Свечи повсюду. На журнальном столике, в опасной близости от гримуара старика Маска. На книжной полке, рядом с полупустой бутылкой джина, преломляя свет в зелёном стекле. На письменном столе. На подоконнике, дробя отражения в скопившейся снаружи тьме. Весь зал покрыт яркими огоньками по периметру, и только центр остаётся в относительной тени.

В центре стоят два стула. На них сидим я и Джош. Через несколько минут начнётся дуэль, и один из нас покинет этот мир навсегда.

Запах горячего воска, дым горящих фитилей, запах цветочных духов. Комната хоть и большая, но дышать уже нечем. Когда этот кошмар закончится, я выйду на балкон и наполню лёгкие звёздной ночью. Буду стоять и смотреть на плывущие в небе космические станции. А может быть это Джош выйдет из комнаты, бледный и перепуганный, и проковыляет на затёкших ногах в черноту, окружившую кампус.

Я и Джош сидим близко друг к другу, широко расставив ноги. Наши колени соприкасаются. Джош нервничает. Я тоже. Вокруг мерцает круг огоньков, между которыми едва угадываются человеческие фигуры. Лиц не разобрать, и это хорошо. Потому что я ненавижу их всех скопом. Ненавижу древние традиции нашего университета. Ненавижу эти грёбанные свечи, наконец. Когда не видно лиц, от этого становится чуточку легче. Потому что завтра победитель придёт на лекции и посмотрит им в глаза, представляя, что вот именно этого, да-да, именно этого, вчера не было. Заболел, отсутствовал в городе, загулял. Ловкий способ самообмана, чтобы как-то жить дальше в этой системе координат. Впрочем, лично мне даже тьма больше не союзница. Потому что завтра меня не будет на лекциях даже в том случае, если выживу.

Я много раз стоял между этих проклятых свечей и наблюдал, как бьются другие. Сегодня впервые сижу на стуле, слегка ссутулившись под тяжестью взглядов тех, кто пришёл посмотреть на меня. Каким бы ни был итог, это не только первый, но и последний мой бой. Хочу верить, что выживу и справлюсь со всем дерьмом, что навалилось в последние дни, но, по правде, у меня скверные предчувствия. А, да и хрен с ним!

Давайте уже начинать!

В зале тихо. Пришедшие посмотреть на смерть боятся даже пошевелиться. Наконец тишину вспарывает негромкое жужжание молний наших университетских брюк.

Давайте поговорим о магии. О том, чему учат в нашем университете, хотя некоторые из преподавателей возмутились бы такой постановке вопроса. Магия! Кто-то режет кошек в полнолуние, чтобы превратить свинец в золото. Кто-то изучает атомный состав молекул, строит адронный коллайдер, проектирует наноботов. На выходе получается одно и то же — если смотреть на результат глазами перепуганного фермера.

На наших с Джошем головах надеты волшебные шляпы, материализующие сокровенные желания. Такая особая научная магия. Капельку крови лунной совы, экстракт полыни, клык вервольфа. Слишком поэтично? Пожалуйста: контур Калаби — Яу, силовая установка Маска — Гейтса, материализатор Abobe последней модели. Вот честно, неужели для вас есть разница?

Мы, конструкторы реальности, идущие на убой, приветствуем архаичные ценности студенческого общества. Здесь так было всегда, традиции зарождались ещё в двадцать первом веке, сразу после Третьей мировой. Пыльные, мать их, ценности.

Рука Джоша робко обхватывает мой член, и я в ответ сжимаю в кулаке его короткий, неожиданно толстый отросток. Девчонки, должно быть, в восторге — у меня хоть и подлиннее, но гораздо тоньше и, в общем, ничего выдающегося. Кстати, спешу разочаровать хихикающих барышень: чтобы вы не подумали о нашем обществе, нам очень нравятся женщины. Элементарная логика: те, кому действительно нравятся студенческие дуэли, погибают первыми.

Мы сидим в полной темноте при свечах, словно влюблённая пара на романтическом ужине. Наши руки поднимаются вверх-вниз, лаская члены друг друга. Это дуэль. Это смертельная игра. Тот, кто кончит первым, никогда не увидит восход солнца. Я уже говорил, что ненавижу эти правила? Расширим список: ещё ненавижу мужиков и терпеть не могу дрочить. Но член предаёт меня, предательски наполняясь похотью. Он поднимается вверх, как молодой побег тростника, и капелька смазки уже блестит на головке, словно крохотная росинка. По счастью дубина Джоша тоже целится в потолок, так что наши шансы на победу пока равны.

Железная сетка на голове нагревается и начинает вибрировать, наполняя комнату еле слышным гудением. Очень скоро контур Калаби — Яу запустится на всю катушку и начнёт сканировать параллельные измерения в поисках наших с Джошем сексуальных фантазий. И фантазий будет хоть отбавляй. Подключённый через стандартный мозговой разъём квантовый процессор гонит в контур поток данных из подсознания, которое во время мастурбации работает на износ. Затем начнётся самое паршивое: в работу включится материализатор Abobe, проецируя пойманные фантазии в наш мир. Кем бы ты ни был до того, как сел на дуэльный стул, у тебя не останется ни единого секрета после. А значит, не останется и тебя самого.

Говорят, в дуэли умирает один, а проигрывают оба. Чистая правда.

Рядом со стулом Джоша появляется женский силуэт, и дубина парня становится твёрже и, вроде бы, даже выше. Наконец-то выступает смазка, много смазки. Дело явно идёт к концу. Конечно, эта девушка — Анна. Точная копия той, которая сейчас стоит где-то в кругу огней, и смотрит, как два её поклонника сводят счёты с жизнью. Анна… Я мастурбирую Джошу, а сам стараюсь думать о ком-нибудь другом. Анна из фантазий Джоша одета в кожу, в её руках танцует плеть. Экая банальность! Страшно подумать, но если я проиграю, Аня останется жить в одном мире с этим занудой.

Правила строги: одна рука, один член. Играть яйцами нельзя. Никаких поцелуев. Гели и лубриканты запрещены. Настоящая мужская схватка по правилам: его рука против моей руки, его сила воли против моей. Его любовь против моей. Победитель не получает ничего, проигравший отправляется в ничто.

Моя (моя!) Анна становится рядом со мной. Она одета в то самое лёгкое платье, в котором я увидел её впервые. Волосы цвета соломы рассыпаются по плечам. Невесть откуда взявшийся ночью свет ласкает её бледную, с мелкой россыпью веснушек, кожу. Как же я люблю тебя, девочка моя, потерпи ещё, потерпи. Сжимаю зубы, чувствуя как внутри меня поднимается волна страсти. Чёртов Джош дёргает мой хер с таким остервенением, будто хочет оторвать. С собой он в такие минуты, должно быть, тоже не церемонится. Это надо учесть — стискиваю член заклятого врага изо всех сил. Так тебе нравится? Нравится? Нравится. Бёдра Джоша еле заметно подаются вперёд, он скоро кончит.

Настоящая Анна, принадлежащая нашему миру, должно быть, смотрит сейчас не столько на нас, сколько на собственных двойников. Кто бы ни победил в поединке, едва ли его ждёт долгая счастливая жизнь бок о бок с мечтой. Слишком много масок сорвано. Я, впрочем, никогда особо и не рассчитывал на счастливый конец.

Моя Аннушка становится передо мной и резким движением снимает платье через голову. Она прекрасна: молочные белые ноги, стройные и тонкие. Узкие бёдра с выступающими косточками. Небольшая грудь с крохотными сосками. И член, длинный и тонкий, слегка возбуждённый. Всё, что мне остаётся, это закусить губу и не смотреть; думать о чём-нибудь другом. О китах, плывущих в ледяной океанской воде. О живых мертвецах, которые до сих пор бродят по полям сражений Великой вирусологической войны. Я представляю как изъеденные червями куски мяса ползут по заброшенным городам в поисках тёплой крови. Вспоминаю, как боялся ехать в Париж на практические, как зомби растерзали собаку у меня на глазах где-то в предместьях Марселя. И всё равно с трудом сдерживаюсь, чтобы не кончить от одной только мысли, что рядом со мной покачивается аккуратный членик Ани. Интересно, мечтала ли о таком настоящая Анна? Может быть эта ночь даст толчок нашим отношениям? Не думаю.

Самое паршивое, что от вида бабы с хером Джош скис, и его прибор утратил былую мощь. Экий ты пуританин, старина! Зато я приближаюсь к кульминации и, видимо, в третий раз мне уже не стать победителем в этой порочной схватке. Из последних сил пытаюсь думать о холодном космосе и мёртвых астронавтах, летящих сквозь пустоту. Если кончу первым, наверняка составлю им компанию.

Раньше, когда биологи уже взяли штурмом цитадель человеческой природы, а физики ещё только готовились сыграть первые аккорды на пронизывающих вселенную струнах, наши дуэли были куда проще. Визуализатор в башку, голограмму на стену — и вперёд. Проигравшему вышибали мозги из вульгарного пистолета. Но вы же не думаете, что мы устраиваем эти поединки просто потому, что любим дрочить и убивать? Вот два простых факта. Первый про цифры: каждый год на факультет преобразования реальности поступает девяносто студентов. На выходе, с учётом несчастных случаев и дуэлей, получается человек семьдесят. А рынок реально нуждается в сорока. Понимаете? Дело чести это ещё и повышение собственных шансов на безбедную жизнь в будущем.

Второй факт: наша работа очень ответственна. Очень! Выпускники нашего факультета терраформируют Марс и обеззараживают Евразию. Выдёргивают из параллельной вселенной каролинских попугаев и квагг, чтобы восстановить популяцию. Достают двойника Сталина, чтобы снять порнофильм с историческим подтекстом. И цена ошибки в такой работе тоже огромна. Настолько огромна, что лучше похоронить как можно больше сокурсников и всю жизнь дуть на воду, чем выпуститься прекраснодушным идиотом и случайно притащить на Землю редкое заболевание или подкинуть Гитлеру из параллельной вселенной чертежи ядерной бомбы.

Поэтому никаких револьверов. Только силовые шлемы на головах и контур Калаби — Яу. Тот, кто кончит первым, высвободит целый океан психологической энергии. В контуре сработают предохранители, и вместо материализации фантазий их носителя вышвырнет в иное измерение. В то самое, откуда черпались сексуальные фантазии в последние секунды. По сути, билет в один конец с околонулевыми шансами на выживание. И назидание оставшимся: высокие технологии убьют любого, кто потеряет над ними контроль. Как, кстати, и магия в сказках.

Обе проекции девушки смотрят друг на друга, затем бросаются в объятия. Сначала им неловко, но костёр похоти плавит стыд как мартовский снег. Тут я по-настоящему пугаюсь за свою Анечку, ведь Анна Джоша такая брутальная в чёрном латексе. И этот кнут! Вдруг она сделает Ане больно? Страх слегка ослабляет эрекцию, и, что ещё приятнее, болтик Джоша вновь крепнет в моей руке. Ах, проказник, оказывается ты любишь такие штуки! Наша смертельная гонка продолжается.

Настоящая Аня встречается с аспирантом нашей кафедры уже два года и, конечно, ничего победителю не обломится. С нашей стороны дуэль стала последним актом отчаяния. Своеобразным признанием в любви и шансом покинуть этот мир с высоко поднятой головой. Но даже если бы и не было никакого парня, ни я, ни Джош не решились бы даже подойти к ней, первой красавице нашего факультета. Где она, плывущая по коридору и небрежно помахивающая свёрнутым в трубочку планшетом, и где мы, вечно рефлексирующие мальчики, полные фальшивой бесшабашности и глубокой, хорошо спрятанной неуверенности в себе? Говорят, девочки взрослеют раньше. Не знаю. Но мы с Джошем, наверное, действительно ещё дети. Маленькие, испуганные ребятишки вокруг которых раскинулся огромный и чужой мир.

Именно для того, чтобы убивать таких мальчишек, фигурально ли, буквально ли, придуманы дуэли.

Мы продолжаем дрочить друг другу, глядя как наша любимая женщина из параллельного измерения трахает почти точную свою копию. Оба тела постепенно бледнеют, сквозь них начинают проступать предметы в комнате. Калейдоскоп похоти нашего либидо готовится сложить нам новый узор. И он наверняка станет последним. Я чувствую это. Джош закусил губу и морщится. Он близок.

Мы очень похожи с Джошем и, чего греха таить, когда-то дружили. Тем сильнее я ненавижу его теперь. Не Аню, красивую и недоступную. Не её парня, одного из тех, у кого всегда и всё получается. Его. Я согласен быть рыцарем печального образа, согласен следовать неслышной тенью за прекрасной дамой, но только если буду один. Страдать от тайного желания вместе с таким же неудачником, каждый день видя в нём собственное отражение, невыносимо. И Джош, должно быть, думает также. Иначе зачем ему понадобился поединок в предпоследний год обучения, если до этого Джош избегал сомнительной славы дуэлянта целых шесть лет?

Комната, тем временем, пустеет: Ани исчезают. Подключенные к мозгу считыватели мыслеобразов гребут частой сетью всё подряд, но почему-то пока не находят ничего подходящего. Мой член немного обмяк, смазка высохла и Джош делает мне больно. Его фитюлька тоже обвисла и болтается в моей натруженной ладони. Интересно, бывает ли так, чтобы дуэль окончилась вничью? Не вечно же сидеть на стульях?

Несмотря ни на что, я не хотел убивать Джоша. Не хотел дуэли. Перетерпел бы. Забился в угол, сжал волю в кулак и всё-таки перешагнул порог альма-матер с тем, чтобы никогда сюда не возвращаться. И уж поверьте, выпускники нашего факультета получают достаточно денег, чтобы компенсировать любые душевные раны. Но Джош — высокий лоб, лошадиный подбородок и упрямый взгляд — решил во чтобы то ни было остаться единственным королём френд-зоны. Неделю я стойко сносил его оскорбления, ловя любопытные взгляды сокурсников. Даже если бы этот настырный идиот тогда одумался, конец учёбы уже не стал бы безоблачным — трусов здесь не любят. Но Джош упрямствовал. Отчаявшись задеть меня, он донёс ректору, что в последней лабораторной работе я играл нечестно. Теперь независимо от итогов сегодняшней ночи я буду исключён из Университета. И никакой награды мне больше не светит. Только серая жизнь на низкооплачиваемой работе, полная воспоминаний и сожалений.

Вот тогда я и захотел убить Джоша.

Толстый член Джоша стремительно набухает в руке, и в этот самый момент за спиной моего врага начинает воплощаться очередная фантазия. Я расслабляюсь, но слишком рано: моя удочка тоже клюёт, поймав на крючок новую рыбу из океана подсознания. Моя добыча помельче Джошевой, поэтому появляется почти сразу. Это опять Анна. В этот раз в вечернем платье, как на вечеринке после второго курса. Мы сдали экзамены, справились с практическими занятиями и блистали в университетском пабе. Она на танцполе со своим аспирантом, я за столиком с Джошем. Наблюдали исподтишка за чужим счастьем и чувствовали, что в целом мире нет никого ближе товарища по несчастью.

Я хороший наблюдатель. Поэтому знаю, что когда Аня смеётся, то морщит нос и, стесняясь этой привычки, закрывается ладошкой. Не кладёт сахар в чай. Из коктейлей предпочитает те, что пьются долго и с большим количеством льда. Никогда не принимает отрезвители после вечеринки. В общих тестах на интеллект она берёт высшие баллы в четырёхмерной геометрии, но совершенно неспособна к сочинительству. Однажды я написал стихотворение для её курсовой работы по этике, зашифровав в нём признание в любви, но она даже глазом не повела. Может быть от неловкости, может быть просто не поняла. Я никогда не узнаю, почему именно. Я хороший наблюдатель, но этого недостаточно, чтобы залезть человеку в голову. А спросить прямо я не решился и уже не решусь. Да и зачем?

Призванная силой моего эроса Аня становится между нами. Она улыбается. Она счастлива. Огромные толстые щупальца ползут по стройным ногам, поднимаясь всё выше и выше, к подолу платья. Ещё выше. И вновь волна возбуждения парализует мою волю, стремясь вырваться наружу.

Не спешите осуждать меня. Я рос в приличной семье, даже слишком приличной. Поэтому почувствовал себя свободным только когда собрал чемодан, и покинул фамильное гнездо. И почти сразу, ещё на приветственной линейке, встретил девушку своей мечты. Мы никогда не были и конечно уже не будем вместе, но сам факт существования этой тонкой, словно бы растворённой в солнечном свете девушки, отменил все запреты и снял все заслоны. Если по коридорам нашего невзрачного университета ходит такой ангел, значит возможно вообще всё. И член, и тентакли, и крылья — вот, кстати, ещё один мой фетиш распахнулся за плечами девушки, которую я люблю.

Я кончу через минуту, может даже раньше.

Наше общество построено на ответственности. Да и как иначе: мы наступили на все грабли, какие смогли изобрести. На некоторые по несколько раз. Ядерная война, биологическое оружие и тлеющий на целом континенте зомби-апокалипсис. Драматические изменения климата и колоссальные техногенные катастрофы. Мы, те, кто выжили, привыкли к осторожности. Мы уже знаем, что любой шаг может быть последним как в жизни человека, так и всего человечества. И только это знание, должно быть, спасло наш рассудок, когда мы заглянули за пределы привычной реальности. Потому что в большинстве миров наша планета пустая и безжизненная. Уже пустая и уже безжизненная. Зомби, восставшие роботы и расплодившиеся после нашего вымирания млекопитающие не в счёт.

С другой стороны, мы наконец-то нашли бесконечный источник ресурсов: чаще всего наши менее удачливые воплощения не успевают осушить старушку Землю досуха. Это делаем за них мы. Наш факультет космических музыкантов и, по совместительству, космических дрочил.

Джош раскраснелся и выглядит так, словно вот-вот заплачет. Его шершавая елда при этом торчит, как противокосмический лазер. И тут из-за спины Джоша выхожу я. Почти точная копия, только… более выдающаяся анатомически. У меня перехватывает дыхание от испуга и ещё чего-то такого, о чём и думать неловко. Ох, Джош! Ох…

Ничего не поделаешь: когда мы сталкиваемся с собственным либидо, ситуация выходит из-под контроля. Тешишь себя грёзами о принцессе, а её место внезапно занимает прекрасный принц, и все моральные конструкции летят в бездну Танатоса. Должно быть, непросто сейчас быть им, парнем, верящим, что любит первую красавицу факультета, но хранящим глубоко в подсознании образ лучшего друга и одновременно заклятого врага.

Но всё-таки я кончил первым. Потому что Амур и Эрос в моей голове прочно и непротиворечиво связаны с соломенными волосами и веснушками на руках. Цветочными духами, солнечным светом, смехом в ладошку. И членом. Поздно стесняться своих маленьких шалостей, поэтому обойдёмся без ненужных оправданий. Членом! Главное, что я — цельная натура. И что я проиграл.

Я кричу; моя сперма заливает всё вокруг, как лава, бьющая из пробудившегося вулкана. Белая тягучая жидкость проливается на брюки, падает на пол, прилипает к ладоням. В ультрафиолетовом спектре эти пятна не отличить от крови.

Строго говоря, дуэль не обязательно заканчивается смертью. Предохранитель на контуре выбрасывает субъекта в измерение, к которому обращался в момент эякуляции. В теории, это безопасно, но на практике перемещающийся не может рассчитывать даже на кислородную среду. Контур Калаби — Яу работает по упрощённой схеме и материализует первую попавшуюся, скажем, лошадку. И это может быть как лошадка с планеты, чей состав атмосферы отличается от нашей, так и плотоядный хищник-кровопийца, замаскированный гнедой шёрсткой. Машине без разницы, чью интерактивную проекцию выводить в мир и тем более наплевать, куда отправить проигравшего дуэлянта. Можно оказаться в гуще гражданской войны, во время ледникового периода или в эпицентре атомной катастрофы. Даже среди подготовленных путешественников между мирами смертность зашкаливает, а уж о проигравших дуэлянтах и подавно никто и никогда больше не слышит. Поэтому я не испытываю иллюзий, и иду на верную гибель с высоко поднятой головой и спущенными штанами.

Но, всё-таки, бедный Джош! Как он теперь будет жить со всем этим?

Всё, пора. Я чувствую это! Ох, я и подумать не мо…

Ничего.

Ничего.

Ничего.

Делаю глубокий вдох, и лёгкие не разрывает на части. Кислород! Значит у меня есть ещё несколько минут, а может быть даже часов. Пахнет морем и ещё чем-то, не слишком приятным. Но хотя бы не слышно вони горящих свечей. Подо мной шевелится нечто упругое. Открываю глаза и вижу колышущийся ковёр из лиловых щупалец, покрытых скользкой слизью. Вот оно, значит, как бывает. Едва ли тентакли принадлежат травоядному гуманисту, значит мне отведены всё-таки минуты, не часы. Пусть. Пусть! Ведь рядом со мной она. Анечка. Соломенные волосы и отливающие оранжевым неземные глаза — от перемены цвета она кажется ещё красивее, моя солнечная красавица. Кожистые крылья растут из хрупких плеч, тонкий безволосый член приветствует меня. Анечка улыбается. Надеюсь это не оскал хищника… Нет, это не оскал. Совсем не оскал.

Говорят, в дуэли погибает один, а проигрывают оба. Это неправда.

Я вот, например, победил.

________________________

Автор: Денис Скорбилин

Октябрь 2015

P.S. Понравился рассказ? Подогрей автора звонкой монетой, чтобы он пригубил стекломоя за здоровье читателя!

Приватбанк:

4731 1856 0653 3203 (грн)

Webmoney:

R378139580782 (руб)
Z231541237985 ($)
U337002293181 (грн)
Prolet

Ангст как он есть

На конкурсе «Штрихи Пролёта» прекрасная Надежда Щербачева, пишущая под ником Aseneth, опубликовала иллюстрацию моего «По обе стороны ангста».  Когда я увидел её, у меня ком в горле стал. Вот именно в такие минуты понимаешь, что всё не зря! Это невероятно прекрасно!

Shcherbacheva_Nadia__Aseneth__-_Po_obe_storony_angsta

 

Еще хочу отметить, что из текущих литературных конкурсов Рунета «Пролёт фантазии» и все его сайд-проекты наиболее динамично развиваются. Чувствуется, что организатор Боб любит и умеет играть вдолгую, постепенно доводя метагейм до совершенства.

Shaddy_1

Сыграл на «Минипрозе»

Дебютировал на литературном конкурсе «Минипроза» и сразу неплохо: мой рассказ Река жизни взял там шестое место. И это при том, что соискателей было за сотню!

Я очень доволен, и результатом, и самим рассказом. Он уже опубликован в соответствующем разделе. Приятного чтения!

Артем-Чех

Украинские авторы: Артём Чех «Цього ви не знайдете в Яндексі»

 

Наверное, язык становится по-настоящему твоим, когда ты находишь в нём своего писателя. И в этом отношении мой роман с украинским начался поздно, так как хоть я и читал наших авторов, но по-настоящему меня никто не зацепил. По крайней мере, до недавнего времени. Теперь у меня есть Артём Чех.

Читать далее

Igor_Malushko

Памяти Игоря Малушко

Недавно не стало блестящего мастера короткого рассказа Игоря Малушко. Он был настоящим морским волком и многое из увиденного и прожитого зафиксировал на бумаге, соединив правду жизни с фирменным одесским юмором. И хотя его уже с нами нет, рассказы живы. И, поверьте, они достойны того, чтобы их читали и перечитывали. Вот по этой ссылке. Пишу так официально, потому что трудно подбирать слова. Дядя Игорь был моим родственником, и… ну, короче, рассказы читайте.