Теремок

«Какой ты, нафиг, танкист?!»

Автомобиль успокаивающе покачивало на ухабах. Вот что значит хорошая подвеска — даже на сто сорока дорога не чувствуется. Сейчас бы расслабиться и помечтать о чём-нибудь, пока авто проглатывает километр за километром… Но Аркадий расслабиться не мог. Он ссорился с женой.
— А я говорила: «давай собираться!». А ты всё тупил со своими Фёдоровыми!
— Да нормально мы выехали, Анют, ну чего ты…
Ссора только начиналась, а Аркадий уже понимал, к чему всё идёт. Она сказала, он сказал, она сказала…
— «Нормально»! Приедем поздно вечером, а мне ещё на работу собираться, и убирать кто будет, ты что ли?
— Да зачем убирать-то? Квартира два дня без нас стояла, не надо ничего убирать.
— Ну тебе-то точно не надо, привык жить, как в хлеву!
Здесь Аркадий почувствовал, как упирается в развилку. Если промолчать, ссора притихнет, как угли в остывающем костре. Конечно, они будут молчать и секса вечером не обломится, но и не больно-то хочется. Дома Аркадия ждали похмельные баночки пива в холодильнике и ноутбук с «Танками». Достаточно просто промолчать и жизнь будет… ну, хотя бы привычно-сносной.
— Это где же я в хлеву жить привык? С тобой за три года, что ли?
Аня с шумом вобрала воздух в лёгкие. Эх, понеслась, подумал Аркадий, глядя на дорогу впереди. Старый, с выбоинами, асфальт мелькал в свете фар. Да, пожалуй, стоило выехать на полчасика раньше. Или даже на час. Но возвращаться с пикника не хотелось, ведь дома вечно одно и то же.
— … палец о палец не ударишь! «Танкист»!
— Ой, ну вот не надо! Когда надо, я всегда впрягаюсь, и опять ты за «Танки» пилишь?
— У других мужья после работы в спортзал идут, с жёнами время проводят, а ты никак не навоюешься! Жирный стал, пиво хлещешь, смотреть на тебя противно!
— Ой, ну ты на себя-то посмотри, — Аркадий сосредоточился на дороге и автоматически проскочил развилку между лёгкой ссорой и Большим Скандалом. К пиву и ноутбуку добавился сон на диване в кабинете. — И, знаешь, давай не будем, как там у других, а то я тоже начну.
— Что начнёшь? — Холод в голосе жены заставил Аркадия всё-таки отвлечься от серой ленты асфальта впереди и сосредоточиться на действительно важных вещах. — Что ты начнёшь? С Фёдоровой сравнивать? Думаешь, я не знаю, чего ты на эти пикники таскаешься, а потом в туалете дрочишь?
— Да ты… Что…
Аркадию в какой-то степени повезло, отвечать на колкий выпад Аньки не пришлось. Он слишком поздно заметил поворот, крутанул руль, и на полной скорости влетел в яму. В первый миг Аркадию ещё казалось, что ситуацию можно выправить, главное, не отпускать газ, как учили бывалые мужики. Затем машина накренилась, её понесло. Анька глубоко вдохнула, но закричать не успела. Краткое ощущение полёта — и кувыркнувшийся «паркетник» влетел в дерево на обочине. Аркадий и Аня погибли мгновенно, поэтому не услышали взрыва и ничего не почувствовали, когда огонь добрался до их тел.

Поваренная книга маори

Бомж Виталий не ел уже сутки, вдобавок после ботинок дальнобойщика зверски болело всё тело. Помня о беззаботной юности, когда у него ещё были зубы и кожа не приобрела землистый цвет от выпитого и прожитого, Виталий попробовал склеить дальнобойщика. Мужичок как мужичок, лет сорока, с плешью и строгим лицом правильного мужика — именно такие чаще всего и снимали молодого Виталика, чтобы пошатать ему дымоход. Но то ли комплексы у водилы потрёпанного «Камаза» оказались сильнее страсти, то ли чутьё Витали начало давать сбой от регулярных приёмов настойки боярышника, но вместо лёгкого секса и ещё более лёгких денег Виталик получил крайне весомых тумаков.
Оклемавшись, Виталик отполз с обочины в лес, где отлёживался и вонял, рассчитывая поймать на живца какого-нибудь зверька-падальщика. Но хитрый зверь не шёл, час пролетал за часом, и в желудке бурчало всё сильнее. Из голодного обморока Виталю выдернул рёв мотора и глухой удар, за которым последовал громкий хлопок. Бывалый бомж, не раз совершавший паломничества вдоль магистралей, немедленно поднялся на четвереньки и пополз на звук. Без сомнения, это авария и, значит, у него появился шанс разжиться деньгами или ещё чем-нибудь.
К разочарованию бродяги, он застал уже охваченный пламенем китайский «паркетник». Машина ярко пылала, огонь добрался до салона, где без движения лежали изломанные тела. Кошельки, телефоны и любые другие ценности, которые могли быть внутри, сгорели, и, по-хорошему, Виталику надо было рвать когти до прибытия полиции. Но он не ел так давно, а жареное мясо пахло так вкусно, так сладко, что бомж решил остаться и подождать, пока пламя уляжется.
Когда-то Виталий Вениаминович Кураре трудился аспирантом на кафедре этнографии в местном университете. И хотя потом его сманила дорога приключений, полная пьяных податливых бомжих и волшебных фанфуриков, мастерство не пропьёшь. Перед глазами изголодавшегося алкаша возникли образы танцующих новозеландских маори, расписанных примитивными татуировками. Маори потрясали копьями, метя остриями в горящий автомобиль. Звёзды на вечернем небе моргали в такт невидимым барабанам, и ноги Виталия сами собой пустились в пляс. Ум-ум-хуца-хуца-ум-ум-хуца-хуца!
Мясо Ани порадовало изысканным вкусом. Сбалансированное правильное питание и фитнес не прошли даром. Зато Аркадий оказался не в пример более нажористый, а уж пожрать Виталик любил даже сильнее, чем кататься с дальнобойщиками. Набив пузо, бомж раскаялся, всплакнул, но услышав вдали рёв сирен, ретировался обратно в чащу. Там и заснул.
Утром, продрав глаза, Виталик понял, что в его голове поселились новые жильцы.

Четвёртым будешь?

Строго говоря, Спиридона нельзя было назвать бомжом. У него имелась однушка в центре, с неплохим ремонтом и оплаченной наперёд коммуналкой. Но там Спиридон появлялся в лучшем случае раз в месяц, чтобы помыться, разобрать электронную почту и посмотреть телевизор. Всё остальное время Спиридон «Сивый» жил полнокровной настоящей жизнью: дрался с другими бродягами на розочках, охотился на голубей и вместе со своим корешем Виталой снимал самых дешёвых проституток, каких только можно было найти. Пол значения не имел — начитанный Спиридон гордо именовался пансексуалом и трахал, кого хотел. Виталий и вовсе отличался довольно… эластичной моралью в вопросах сексуальных отношений.
Таким Спиридон был не всегда. Как и все, кто коротал жизнь между звёздами и теплотрассами, ему было что рассказать о прошлой жизни. Об удушливо-тёплом быту, чтобы как у всех. О капкане, в который превратились отношения, и как он с мясом вырывался на свободу. Но Спиридон ничего никому не рассказывал. Незачем ворошить былое, когда можно украсть в магазине бутылку вискаря и распить её с Виталиком.
Явившись на свалку, Спиридон сразу понял, что пить с Виталой они сегодня не будут. Корефан не сортировал мусор, отбирая пластик. Не спал. Не клеился к другим обитателям. Виталик сидел на стопке сложенных картонных коробок и монотонно раскачивался взад-вперёд. Спиридону сначала показалось, что ему послышалось, но он подошёл ближе и понял, что слух всё-таки не обманул: Виталий тихонько мычал под нос одну протяжную ноту. Сразу вспомнилось, что Витала несколько дней назад ходил в лес и вернулся каким-то странным. Ещё Спиридон обратил внимание, что на этом участке свалки кроме них никого не было, хотя свежие порции мусора уже привезли. Намётанный глаз немедленно выхватил чугунную сковородку, радиоприёмник и моток кабеля, а также с десяток пластиковых бутылок. Однако никто не торопился забирать это сокровище. Где же все?
— Ну и долго ты будешь мычать? — резким, необычно высоким голосом спросил Виталик.
— Я? Э. Братан…
— Пока вы не уберётесь нахер! — Заорал друг своим обычным хриплым голосом.
— А нехер было ротяку раззевать, с-скотина прожорливая! — Виталик отвесил самому себе сочную оплеуху, и тут же прошипел:
— Чья бы корова мычала, танкист грёбанный. Следил бы за дорогой, нормально доехали бы!
— А нефиг меня отвлекать! Вечно мозги долбишь! Долбишь, долбишь, долбишь, долбишь!
— Ну так ты меня не слушаешь никогда!
— Братан, братан! — Спиридон подсел к Виталику и обнял за плечи. — Ты насовсем кукушечкой поехал или прикидываешься?
— Плохо мне, Спиря! Совсем эти двое меня заели. Был бы у меня ещё кто-то, мы бы спиной к спине стали и отмахались бы, как от футболистов когда-то.
— Виталя, не ссы. Всех уделаем! Я тебя не брошу, братан, сейчас в больничку поедем…
— И точно, Спиря, у меня же ты есть! Спасибо!
Обрадованный Виталик пырнул друга ножом, который до этого прятал в кармане грязной спецовки. Боль скрутила кишки Спиридона, и он упал, заливая кровью картон. По двенадцать-двадцать, между прочим, принимают сегодня, обиженно успел подумать Сивый. Могли бы сырок купить…
Последним, кого увидел умирающий, был счастливый Виталик с охапкой дров.

Шёл я лесом-камышом,
Видел Фрейда нагишом.
И такая хренотень
Снится каждый Божий день

Миша Фейдман определил свою судьбу ещё в школе, когда его поймали дрочащим возле раздевалки для девочек, и нетипично образованный физкультурник придумал ему кличку «Фрейдман». В целом, хотя в старших классах Фрейдману училось тяжеловато, но приобретённым прозвищем он остался доволен. Проштудировав Фрейда, Миша решил, что страсть к публичной мастурбации у него от затянувшейся стадии фаллической фиксации, как и прилагающийся к ней комплекс «мачо». Миша бросил спортзал, засел за учебники по психологии, и удачно женился на профессии.
Правило Парето, о котором он услышал во время игры в гольф с одним инвестбанкиром, действительно работало. Двадцать процентов клиентов приносило восемьдесят процентов дохода, и это был настолько жирный гешефт, что светочу психоанализа Мише стало не западло проводить бесплатный приём бедняков. Тем более, что так, глядишь, и на диссертацию материал соберётся. В отличие от настоящих клиентов, бедняки не подают в суд за раскрытие врачебной тайны, не говоря уже о визитах службы охраны и прочих издержках работы с депутатами и миллионерами.
О том, что сегодняшний пациент станет жемчужиной его научного труда, Михаил Срулевич Фейдман понял, едва тот переступил порог. На первый взгляд, это был грязный и оборванный бомж, но с первых же слов доктор понял, что проблемы пациента выходят далеко за вульгарный алкогольный психоз.
— Доктор, вы мне скажите, что с этим мудаком не так?
— Вы имеете в виду себя, я правильно понимаю?
— Да не себя, а этого вот бомжа! Я за него мазу тянул, братаном звал, на двоих очко тыщу раз делили! И вообще… А он! Он! Заманил, ножом пырнул и сожрал! Ну как вам?!
— Ой, всё! Нашёлся главный страдалец, все сюда! — голос мужчины внезапно изменился, убрав гнусавые нотки и перейдя в ещё более неприятный фальцет.
— Реально, мужик, не позорься, мы тут в одном танке горим. — Фальцет также резко переменился на бас.
— О, да, доктор, тут ещё двое потерпевших, муж с женою. Она рот на замке держать не может, а он — баранку в руках.
— То есть, вас четверо? — Фейдман всё схватывал на лету.
— Ага.
Фейдман непроизвольно потёр руки. Строго говоря, диссоциативное расстройство личности считалось профилем психиатров, но последние исследования в этой области были довольно неоднозначны, и у доктора появился шанс раскрутить популярную тему. Если исходить из того, что диссоциативники не имеют отношения к шизофрении, и их личности являются самостоятельными субъектами, а не производными, значит с ними можно попробовать семейную терапию…

Страсти на кушетке

— …. А вот я и говорю: да что же это такое?! Вы срёте, а жопу одна я вытираю!
— Аня, такая ситуация действительно неприемлема, я с вами совершенно согласен. Но вы уверены в… физиологическом аспекте?
— Доктор, вы попроще можете? Я институтов не кончал!
— Конечно, Виталий, спасибо за ремарку
— Чо?
— Я имею в виду, что жопа у вас одна на четверых. Как же так выходит, что вытирает всё время Аня?
— Да они же беспомощные все, одно слово «мужики», а за ним и нету нихрена. Как я задолбалась, что в браке, что сейчас, всю душу извели, с-скотины!
— Аня, Аня! Прошу вас, успокойтесь. Мы же собрались здесь, чтобы решить проблему, а не оскорблять друг друга. Эхм. Помните, на прошлом сеансе мы обсуждали, что когда вы были в браке с Аркадием…
— Я и сейчас с ней в браке, между прочим!
— Да-да, вы совершенно правы, Аркадий. Так вот: вы всё время строили отношения с Аркадием так, чтобы он оправдывался перед вами.
— Ыгыгы, тр-р-р-ряпка!
— Потише, господа, скоро мы приступим к вашей паре. Эхм. Так вот. Аркадий, в свою очередь, неоднократно саботировал ваши совместные дела, чтобы возвратить контроль над своей жизнью хотя бы…
— То есть, это они специально сговорились жопу не вытирать?!
— Я хотел сказать не это, а подчеркнуть, что вам нужно работать с контролем ситуации. Его вы берёте на себя, а нужно иногда отпускать…
— Да нет же, всё верно: эти три козла сговорились! Специально срут и не вытирают! Саботируют, значит! Ну я вам задам! Раз я жопу вытираю, значит мне и решать, кому её подставлять!
— А и пожалуйста, это Витальки жопа, мне насрать!
— Так и мне нормально, Анька! Подставляй мою жопу, сколько хочешь. Только деньги бери, чтобы на бухло хватало!
— Эй-эй, мужики! Мужики! Я тут натурал вообще-то! Мне эти приколы не нравятся!
— Да кому ты лечишь! Ты пока живой был, в «Танки» играл! Даже бомжи знают, что у танкистов мотор сзади!
— Ухыхы! Верно, Сивый!
— Ну конечно ты натурал, Аркашка! Уж как пялился на чужие сиськи, век не забуду! Позорил меня, скот!
— На себя посмотри! Изменила мне со слесарем!
— А кто тебе виноват, что дома гвоздя забить не можешь?! А Петрович — мужик! Хоть пенсионер, а хер стоит как у молодого!
— Когда мне гвозди забивать, когда я на работе всё время!!!
— Стойте, пожалуйста, остановитесь. Помните, что все вы — жители одного дома. Это необычная ситуация, когда все вы знаете друг о друге, причём в таких, хм, подробностях, но, напоминаю, что дом у вас один и жить в нём нужно дружно. Мне очень нравится способность Ани к организации, и очень нравится готовность Спиридона отстаивать свои права.
— Ещё бы! Я как снова женился, и хренушки ты мне на шею сядешь, Анька! Я тебе не Аркадий!
— Эхм. Вам нужно выстроить график дефекаций и сопутствующей уборки. А также систему наказаний и систему противовесов, чтобы отдельные личности не злоупотребляли властью. Также, Аня, нам нужно проработать ваше стремление контролировать партнёра. И с вами, Аркадий, мы тоже сегодня поработаем. Вы были женаты три года, хорошо узнали друг друга и, наверняка, женились не просто так.
— Да я и не знаю, зачем женился. Мне даже девушки другие нравятся.
— Ну так и мне парни нравятся совсем другие. Думала этого перевоспитать, но хрена с два.
— Я думал, она хоть не будет мне по мозгам ездить, а всё наоборот вышло.
— Так ты свалил на меня весь быт, и за работой спрятался. А я тоже на работу хожу, и почему это ещё и стирка на мне и жрачка? Сахарный, что ли? Я каждый раз жду, что ты сам поймёшь хоть что-то, но ты постоянно ведёшь себя как идиот.
— Это очень хорошо, что вы перешли к конкретным претензиям. Давайте успокоимся и составим списки взаимных претензий, а потом попробуем пройтись по ним. Виталий и Спиридон, ваша пара следующая, можете пока собраться с мыслями. Меня крайне интересует Спиридон, который осознанно выбирает для себя маргинальный круг общения, вместе с тем подчёркивая своё превосходство. Это может быть связано с вашей прошлой жизнью, там кроется какой-то мощный якорь. Вы чувствовали когда-нибудь, что не соответствуете своему статусу в обществе? А почему? Думали о дауншифтинге?

Затянувшийся уик-энд

Миша Фейдман накинул ветровку и вышел из офисного центра, где арендовал кабинет. Летняя жара наконец-то спала, и воздух дышал приятной прохладой. Впереди выходные, и поскольку Михаил не соблюдал шаббат, в ближайшие сорок восемь часов он планировал повеселиться как следует. Ещё и не один. Оставалось только дойти до машины, как вдруг…
— Доктор, спасибо вам ещё раз! От нашего дружного, хи-хик, коллектива!
… навязчивый пациент с диссоциативочкой преградил путь. В руках бутылка, изо рта пахнет, как на спиртзаводе. Ну, теперь начнётся! Честно говоря, мысль сдать умалишённого на стационар мелькала и не раз, но результаты терапии были слишком уж интересны. Да и перспектива защитить докторскую маячила в полный рост. Не то, чтобы он не мог её купить — конечно мог, все так и поступали. Но защитить самому… В этом был особенный кайф. И за приём можно будет брать в два раза больше.
— Я рад помочь вам, Виталий. Ваш прогресс — лучшая награда для меня.
— «Рад помочь, Виталий» — тьфу! Это дискриминация, игнорировать нас на основании, что этот алкаш в теле дольше живёт! И вообще, это Аркаша с вами заговорил, Виталя опять бухой!
— Рад он, ага, я ща описаюсь от счастья. Если наш прогресс такая награда, что же ты нас всего два дня принимаешь? А остальное время?! Бабки с богачей косишь?! — последние фразы личность, называющая себя Спиридоном проорала доктору прямо в лицо, обдав смрадом гнилых зубов.
— Серьёзно, мужик, почаще бы видеться, — поддакнул Аркадий.
— Эхм, — Михаил прочистил горло и секунду помолчал, подбирая слова, — Аркадий, ваш товарищ совершенно прав. Я действительно люблю деньги, и мне правда нужно их зарабатывать. Расширить бесплатную практику я пока не могу. Счета, знаете ли, приходят каждый месяц. Не могу же я переселиться на улицу, чтобы проводить с вами все дни напролёт…
— Вообще-то можете, — хотя Виталий произнёс это обычным голосом, Михаил ни секунды не сомневался, что с ним говорит Аня. — Вы можете проводить с нами всё время. Всё.
Парализованный страхом Миша смотрел, как полупустая бутылка взмывает над головой Виталия, сверкая в оранжевых лучах заката. На долю секунды психологу показалось, что время остановилось, и безумный алкоголик так и останется стоять статуей с хрустальной булавой в дрожащей грязной руке. Но хрупкий миг истончился, и стекло двинулось в обратном направлении, обрушив звенящий гнев на голову Фрейдмана…

Занкоку на тенши но йоуни

— Доктор, когда я решил схарчить Спиридона, мы крутые кенты были. Ну я так думал. Он втирал за братство, спина к спине, что всегда жопу прикроет. А теперь посмотрите на этого эгоиста! Ноет и ноет, ноет и ноет. Походу ему вообще никто, кроме себя не был нужен!
— Виталий, вы убили меня, расчленили и съели. А теперь хотите, чтобы я продолжал терапию?
— Но мне же плохо, доктор Фельд… Фрель… Ну как там тебя? Я тоже хочу счастья, и у меня были мечты. Я не всегда был таким! У меня была работа, я преподавал студентам, хоть и стеснялся быть на публике. И мне грустно, что я докатился до того, что мне нужен психиатр.
— Вообще-то я психолог, но вы правы, психиатр вам тоже нужен. Вам всем. Что же случилось, Виталий, с вашей прошлой жизнью?
— Ну там была одна студентка… А я ещё тогда ни разу, понимаете? Ни разу! У меня было строгое воспитание, а тут она… Ну и за пару месяцев всё полетело под откос. Она вертела мной, как хотела, потом бросила, а у меня гены, дурная наследственность, вот и запил… А с дальнобойщиками трахался, ну, чтобы, ну… Отомстить ей, что ли?
— Эх, братан, да если бы та баба тебя не кинула, ещё хуже было бы. Оказалось бы, что и она не та, какой ты её себе представлял, и ты не тот, и начали бы вы друг друга жрать пожирать, да мозги выедать. Я еле спасся, хоть и сивым стал — полбашки выбелило.
— Вы только посмотрите на эти мужские страдашки! Бедные-бедные! Я тоже чего-то другого от брака ожидала! Или думаете, нам только кольцо на палец надо? Дебилы, небось так и думаете! Господи, какие же вы все тупые в этом Виталькином теремке. Хочется адекватного отношения к себе. Я не хочу быть набором из жопы и сисек, хочу быть интересной своей половинке, как человек. Чтобы разговаривать, сопереживать. Я хотела поддержку чувствовать, а он…
— А меня ты поддерживала, Анют? Меня поддерживала?! У меня тоже были мечты.
— Какие мечты? Стать блогером?!
— Да! И это моя жизнь, и я имел право хотя бы попробовать!
— Ну так и попробовал бы, и так целыми вечерами играешь.
— Я бы попробовал, но ты меня стебала, типа я не мужик! Попробуешь тут с таким давлением…
— Хватит! Хватит! Я не обязан больше вас выслушивать! Вы обманули меня и убили!
— Это не мы, это всё Сивый придумал!
— Скотина, это ты первая предложила, не отмазывайся теперь!
— Хватит! Хватит вашего нытья! У меня была прекрасная жизнь! Любимая работа, деньги, шикарная квартира и маленький домик за городом, где я отдыхал. Один! Мне никогда не нравились люди, и я надеялся, что хоть старость встречу так, как всегда мечтал жить: в тишине и покое сажать тюльпаны и читать!
— О, Мойша разнылся! Утютю! Считай, уплотнили тебе домик. Теперь в коммуналочке поживёшь, ыгыгы.
— А вот хрен вам, а не психоанализ!
— Так это тебе сильнее нужно, чем нам, старичок! Вон, Виталик уже совсем кукушкой от нас поехал, да и наша сладкая парочка не подарок!
— Ыыыы, бе-бе-бе!
— Спасибо, Витала. Ты как всегда ровно застелил, уважаю.
— Пук-пук-пук!
— Сам видишь, «дорогой доктор», дело — труба. Надо тебе впрягаться и наши мозги в порядок приводить. И не ссы! Наладим житуху! Сам посуди: если дрочить, то Анька есть, подержит.
— Пф! Очень мне надо!
— Так я сзади пощекочу, чего ты! Одно дело делаем! Так вот… о чём я? А! Пожрать тоже можно. Здоровье, конечно, так себе. Виталька себя не жалел. Но если бабок раздобудем, ещё покоптим небо, ага? Надо только бабки найти.
— У меня дом и квартира под охраной, так что номер дохлый. За километр бомжа не подпустят.
— Ты не понял, старичок. Нам нужно не пачку баксов спереть, а научиться зарабатывать.
— Хватит называть меня старичком! Я ещё не старый!
— Так и не скрипи, тютя. Короче, я покумекал: никто из нас бабла поднимать не умеет. Значит, нужно получить советы от тех, кто умеет. И помнить, что мы теперь в одной лодке. Навсегда. Все готовы впрячься?
— «Ты хочешь слиться со мной, Синдзи?».
— Нихера не понял, но, походу, Аркаша суть уловил. Я тоже хочу слиться.
— Я с вами, хоть вы меня и бесите, мужики.
— Иго-го!
— Чёрт с вами, давайте попробуем уж выжить как-нибудь. Что вы задумали, Спиридон?
— Ну, для начала нам нужно будет достать ружьё, электрошашлычницу и нож для разделки мяса. Потом мы…

Семинар по повышению личной эффективности

Фёдор Быстряков поправил галстук и оглядел аудиторию. Отличные ребята собрались. Тысячники МММ, золотые продавцы пылесосов, бриллиантовые впариватели косметики. Элита продаж! Поначалу Федя даже волновался, чему он может научить этих людей? Но затем вспомнил, что ему самому говорил бизнес-наставник перед тем, как уговорил переписать на него «Солярис» и умчался из Федькиной жизни на всех парах.
Настоящий учитель не учит, говорил этот великий человек, он лишь помогает ученикам обмениваться знаниями друг с другом. Только это и есть настоящее образование, где каждый одновременно учитель и ученик. Я просто покатаюсь на твоей тачке, мне надо съездить кое-куда, буду через полчасика, не дрейфь. И запомни, организатор семинара только стрижёт капусту и модерирует дискуссию. Всё. Ну ещё кофе-брейк организуй.
Выждав небольшую паузу, Быстряков начал:
— Итак, друзья, а вы для меня именно друзья («мои овечки, наконец-то я закрою ипотеку»). Я поздравляю вас с тем, что вы всё-таки смогли сюда попасть. Как вы помните, это семинар с ограниченным участием, поэтому билетов было всего десять, и любая фото и видеосъёмка запрещены («ведь в будущем я ещё не раз проверну этот трюк — и спойлеры мне не нужны»). Пожалуйста, выключите телефоны и сложите их в сейф. Очень хорошо!
Дверь в конференц-зал распахнулась, и в зал ворвался неопрятный бомжара, при виде которого Фёдор впал в ступор. Это был микс из всех его детских страхов: бедность, безумие, алкоголизм и быть похожим на дядю Диму, который показывал детям гениталии и загремел за решётку. Но хуже всего было то, что бомжара держал в руке ружьё и — о, нет, неужели Федя так и не съездит на Сейшелы в следующем году — убивал его учеников одного за другим.
Бах-бах. Бах-бах.
Каждые два выстрела бомж перезаряжался, но эффективные менеджеры оказались не готовы к борьбе. Даже самые подкачанные просто заползали под сидения и оттуда пытались уговорить безумца прекратить их убивать.
— Всегда знал, что все качки — трусливые педики, — прошептал окровавленным ртом умирающий Фёдор. Заряд дроби разорвал его прекрасное мускулистое тело, выпустив наружу целый мешок кишок. Стоило, спрашивается, качать пресс? Какое свинство! Фёдор успел ещё подумать о том, что, если бы существовал профсоюз маньяков, Фёдор бы засудил их за разрушенную жизнь и, отдельной строкой, за сорванный семинар. А потом понял, что именно по этой причине маньяки и не создают профсоюзы и немедленно умер от огорчения.
Виталий с подельниками разделали туши убитых. Насадили мясо на шампуры, добавили базилика и чёрного перца. Скоро в воздухе запахло сладкой человечиной, и у обитателей Виталькиного теремка начался собственный семинар по повышению личной эффективности.
Немного смущало лишь то, что жильцов в голове Виталика заметно прибавилось.

С новым годом!

Уважаемые граждане!
Дорогие друзья! Через несколько минут мы встретим новый, 2018-й год.
Приближение этого чудесного мгновения между прошлым и будущим знакомо нам с детства. Мы ждём его с радостью, надеждой и волнением. Верим в самое лучшее и светлое. По традиции отмечаем этот праздник в кругу семьи, с самыми близкими друзьями.
Конечно, не всем удаётся встретить Новый год с родными. Надо работать в больницах и на производствах, исполнять служебный и воинский долг, охранять границы. Нести постоянное дежурство, обеспечивая нашу безопасность на суше, на море и в воздухе.
Мы благодарны всем тем, кто днём и ночью, в будние дни и в праздники — всегда на посту. А сегодня особо хотел бы поздравить с праздником тех наших военнослужащих, которые сидят на бутылках и тарадчат дирюблики. Гища! Ща! Ырча!
Вы знаете, до того, как я взвалил на себя эту тяжелейшую ответственность за судьбу страны, я пережил немало драматических моментов, и в гробу вас видал, сволочи, ненавижу, всю жизнь мне испортили, с-скотины, даже тут не могут себя в руки взять. Ахабар-махабар в дышло вам, дорогие граждане. Ведь жизнь простого человека, маленького человека с его маленькими интересами должна быть самым ценным достоянием нашего государства. Должна, но раз вы меня с домиком прокатили, то иго-го, касатики. Сами расхлёбывайте!
Дорогие друзья!
Сейчас, в новогоднюю ночь мы особенно остро чувствуем, как дороги нам наши близкие. Как важно, чтобы всё у них было хорошо, чтобы все они были здоровы. Срал я на вас, срал и ссал, игого, букрыкы, бурудавочки, срал, срал, срал!
И любить вас всех конём, майонез, горох, селёдка, это лучшая лебёдка, угощаю всех овсом, и останусь молодцом. А любовь и отзывчивость, душевная щедрость и милосердие будут нашей опорой в каждодневных делах.
До наступления Нового года остались считанные секунды. Давайте возьмём говно в фужерах и пожелаем друг другу говна на лопате, радости и счастья! Говна вам, граждане. Гов-на. Гы-ооооооввфффф-н-н-н-на-а-а-а-а-а-а-а. Поблагодарим друг друга за понимание и поддержку. За участие и чуткость. И обязательно произнесём тост за процветание и благополучие нашей страны!
С праздником вас! С новым, 2018-м годом!

=========================================================
Понравился рассказ? Помоги автору переехать в мясную избушку потолще!

Приватбанк:
4731 1856 0653 3203 (грн)
4731 1856 0772 1500 ($)

Webmoney:
R378139580782 (руб)
Z231541237985 ($)
U337002293181 (грн)

blog comments powered by Disqus